В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Турция меняет ближневосточную игру

Есть несколько подходов к Партии Справедливости и Развития (ПСР), которая управляет Турцией. Военные сторонники светского государства и кемалисты считают ее троянским конем салафитов, чьи сторонники маскируются под демократов. Другие говорят, что ПСР слишком умеренная и могла бы подвергнуться остракизму как неверная, если бы действовала в Иране или Афганистане.

Но, кажется, может быть и третий путь – взгляд на ПСР как на продукт 30-летней иранской революции. По крайней мере, так думает Али Акбар Натек Нури. Он один из представителей высшего духовенства Ирана, бывший председателем Меджлиса (парламента), а ныне занимающий высокую должность советника Верховного лидера Ирана Аятоллы Али Хаменеи.

Нури объяснил в прошлое воскресенье: «Когда иранцы говорили об «экспорте» своей революции, они не имели в виду изготовление чего-то, что потом экспортируется в другие страны на грузовиках или кораблях. Скорее они подразумевали трансляцию сообщения об их революции и передачу своей доктрины». Нури сказал, что заявить о ПСР как о достойном наследии иранской революции его вдохновили «прекраснейшие демонстрации по поводу Газы», прошедшие в прошлые недели.

Сильный выговор

Возможно, он немного переступил черту, заявив, что даже турецкая армия «которая имела определенную историю, изменилась теперь». Тем не менее, точка зрения, заявленная Нури, заключается в том, что в Турции, которая продемонстрировала лавину народной поддержки движению «Хамас» в его борьбе с Израилем, «обстоятельства изменились».

В частности, публичное обвинение президента Израиля Шимона Переса, сделанное премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом в прошлый вторник в телевизионной передаче, проходившей на фоне Всемирного экономического форума в швейцарском курорте Давос, произвело впечатление на исламский мир, причем как на шиитов, так и на суннитов. Внезапно, Эрдоган принял форму современного турецкого султана, империя которого распространяется на плодородные равнины Месопотамии, арабские пустыни, долину Нила, Левант и Магриб, все пути в сердце Африки.
Эрдоган, парнишка из подворотней рабочего квартала Касимпаса в Стамбуле, прошел длинный путь в своей бурной политической карьере. Он, без сомнения, один из самых харизматичных и одаренных политиков Турции. Он застолбил себе место в турецком пантеоне лидеров. К тому же, он не мог и мечтать, что однажды он будет выдвинут на соискание Нобелевской премии мира, или что его спонсором могут быть влиятельные шиитские лидеры.

В своем послании студентам духовных училищ, собравшимся в воскресенье в святом для иранцев городе Кум, аятолла Насер Макарем-Ширази сделал именно это. Аятолла сказал, что протест Эрдогана оказал сильное воздействие на региональную безопасность, усилил палестинское сопротивление, унизил и еще больше изолировал «режим сионистов».
Претензия Эрдогана на Нобелевскую премию слабо вяжется с теми 56 словами, которые он произнес на телевизионном шоу в Давосе, когда он отчитывал Переса: «Вы старше меня и ваш голос громче. Причиной повышения вашего голоса является психология вины. Я не буду настолько повышать свой голос. Когда речь идет об убийствах, Вы хорошо знаете, как убивать. Я хорошо знаю, как Вы атаковали и убивали детей на пляжах».

Мусульманское отчуждение

То, что резонанс от простого набора слов, с болью сказанных о справедливости, чести и равенстве, упрямо отказывается стихать, определенно говорит о глубоком отчуждении, охватившем теперь Ближний Восток. Эрдоган за одну ночь присоединился к Хасану Насрулле, лидеру ливанской Хезболлы, и к президенту Ирана Махмуду Ахмадинеджаду, которые разрушили историческое разделение на секты в мусульманском мире. Это, конечно, пища для размышлений американского президента Барака Обамы.

Эрдоган вернулся из Давоса в Стамбул как герой. Опросы общественного мнения показали, что свыше 80% турок поддерживают его резкий ответ и уход с телешоу. Популярность ПСР превысила 50%. Таким образом, оппозиционные партии, которые надеялись нажиться на экономических проблемах Турции в ходе локальных выборов в конце марта, пребывают в унынии.

В самой Газе Эрдоган за одну ночь стал кумиром. Так, что даже прозападные арабские лидеры выглядели растерянными, как, например, «Абу Мазен» (президент Палестины Махмуд Аббас), который бесстрастно возглавляет Палестинскую автономию. Конечно, Саудовская Аравия и Египет не отдадут мантию лидерства Турции. Но отныне, им придется учитывать серьезный турецкий фактор, чья тень проявляется на ближневосточном суннитском ландшафте.

Иран явно доволен. Влиятельный глава иранского Совета Безопасности аятолла Ахмад Джаннати послал сообщение Эрогану, сказав: «Ваша эпическая позиция понравилась Хамас и его сторонникам, а также унизила лакейских лидеров некоторых арабских государств».

Нео-оттоманизм набирает ход

В самой Турции рикошетом обнажился раскол идентичности страны. Олигархия вестернизированных турецких элит, базирующихся в Стамбуле, была шокирована тем, что Эрдоган мог разрушить созданный в Европе имидж цивилизованного турка. С другой стороны, анатолийский турок с его исторической и культурной памятью обрадовался, что Эрдоган вернул давно потерянное присутствие Турции в ее наследственном доме на мусульманском Ближнем Востоке.

Безусловно, повестка нео-оттоманизма для ПСР совершила квантовый скачок на прошлой неделе. Начинается увлекательная фаза, в которой первенство может постепенно перейти к Турции, заново открывающей свое имперское наследие. В то же время страна продолжает свой поиск нового национального консенсуса, который сможет примирить различные идентичности турок.

За 7 лет под руководством ПСР Турция начала болезненный процесс достижения согласия со своим мусульманским и оттоманским наследием. Вопреки общему впечатлению, нео-оттоманизм не является ни исламистским, ни империалистическим. Возможно, он использует общий знаменатель ислама, чтобы получить менее этническую идею «турецкости», которая гораздо более гармонична с полиэтничным характером турецкого государства, чем военный секуляризм.

Но во внешней политике «нео-оттоманизм» имеет более грандиозную повестку. Как написал Омер Таспинар, выдающийся обозреватель турецкой газеты «Заман»: «Нео-оттоманизм рассматривает Турцию как региональную сверхдержаву. Его стратегическое видение и культура отражают географическую протяженность Оттоманской и Византийской империй. Турция как основное государство должно играть очень активную политико-дипломатическую роль в широком регионе, «центром» которого она является». Неудивительно, что критики Эрдогана среди вестернизированных элит в Стамбуле и Анкаре рассматривают любые пантюркистские и исламистские открытия во внешней политике как авантюрные и, в конечном счете, вредные для интересов Турции.

По словам ведущего турецкого комментатора Мехмета Али Биранда, представляющего CNN Turk, Эрдоган «поломал» тонкий баланс во внешней политике Анкары и «поставил себя и свою страну в рискованное положение… Это будет истолковано как медленное движение прочь от лагеря, включающего Израиль, США, ЕС, Египет и Саудовскую Аравию… Даже если отношения с Израилем не прервутся, их тональность начнет меняться с этого времени и станет неприязненной. Если не сбалансировать их сразу же, то отношения между Израилем и Турцией не легко будет восстановить. Отражения этого будут заметны в Вашингтоне и на денежных рынках».

Как бы то ни было, панический прогноз Биранда кажется самонадеянным. Нет оснований для аргумента, что «нео-оттоманизм» означает для Турции разворот от Запада. Как указал Таспинар, в конце концов, Оттоманская империя была известна как «больной человек Европы», а не Азии или Аравии. Европейское наследие открытости Западу и западному влиянию было постоянной отличительной чертой оттоманской эры. Поэтому, амбициозная региональная политика Эрдогана на Ближнем Востоке не должна рассматриваться как отступление от активной позиции по достижению членства в ЕС или хороших отношений с Вашингтоном.

Тучи над турецко-израильскими связями

Без сомнения, наступление Израиля в секторе Газа и эпизод с Эрдоганом в Давосе образовал трещины в турецко-израильских стратегических связях. Вопрос в том, достаточно ли серьёзен ущерб для того, чтобы начать масштабную перегруппировку в регионе. Высока вероятность того, что с охлаждением накала страстей турецко-израильские отношения тоже восстановятся.

Турецкая армия дала понять, что сворачивания кооперации с Израилем не будет. Военные сказали, что военное сотрудничество Турции со всеми странами, включая Израиль, базируется на национальных интересах, и не предвидится никаких трудностей в намеченных поставках высокотехнологичных беспилотников «Heron» («Цапля») из Израиля.
Министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни заявила: «Имеется разлад в наших отношениях. Это нельзя скрыть. Но эти отношения очень важны для обеих стран». Она отметила, что Анкара «проводит различие между двусторонними связями и осуждением операции (в Газе)». Еврейские группы в США также стараются успокоить волнение в турецко-израильских отношениях.

Очевидно, Эрдоган чувствует предательство. Он заявил «Вашингтон Пост», что турецкое посредничество «весьма приблизило» Израиль и Сирию к прямым переговорам о будущем Голанских высот. В ходе визита израильского премьер-министра Эхуда Ольмерта 23 декабря в Анкару, он не только скрыл от Эрдогана, что Израиль планировал атаковать Газу через 4 дня, но и уверил турецкого лидера, что, как только он вернется назад, он проконсультируется со своими коллегами и вернется к переговорам с Сирией.

Пока Ольмерт был в Анкаре, Эрдоган звонил лидеру «Хамас» Исмаилу Хания в Газу и консультировал его по вопросам, обсуждавшимся в ходе визита израильского премьер-министра. Вполне ясно, что Эрдоган чувствовал, что его подвели. «Эта операция (в Газе) также показывает неуважение к Турции», – сказал он. Израиль предпочел действовать в одиночку, в своих собственных интересах. Но Эрдоган – гордый турок, для которого потеря лица неприемлема.

Турция нужна Израилю

Между тем, после репортажей об израильских преступлениях в Газе в Турции прошли массовые антиизраильские демонстрации. Высший политический орган в Турции, Национальный Совет Безопасности, возглавляемый президентом, включающий премьер-министра и военных руководителей, заявил 30 декабря, что Израиль должен немедленно прекратить военную операцию, дать шанс дипломатии и позволить жителям Газы получить гуманитарную помощь.
Но Израиль принял турецкую критику спокойно. Израиль заявил, что Эрдоган «погорячился». Эрдоган ответил: «Я не погорячился. Я говорю как потомок Оттоманской империи, которая приняла ваших предков, когда их гнали…История вынесет им приговор (Ольмерту и Ливни) за очернение человечности… Непростительно, что люди, так пострадавшие в своей истории, могут творить такие дела».

В итоге, появившееся недоверие больше повредило Израилю, чем Турции. У Турции есть много друзей в регионе, а Израиль одинок. Турция незаменимый союзник Израиля не только на Ближнем востоке, но и в мусульманском мире в целом. В связи с ожидаемой схваткой Ирана и США и последующей перегруппировкой в регионе, Израилю (и прозападным арабским государствам) Турция как «стабилизатор» нужна больше, чем когда-либо ранее. Ирак больше не может играть эту роль. Как показывает шумное одобрение Ираном Эрдогана, Тегеран тоже тонко чувствует эти новые императивы.

Кроме того, вечное беспокойство, от которого Израиль должен насторожиться, и которое надо взять на заметку, заключается в том, что впервые в сердце Анатолии подъём антисемитизма стал явным. Если легендарное, времен Оттоманской империи гостеприимство для любого блуждающего еврея в реальности становится реликтом истории, то не спрашивайте, кто виноват. Лидеры Израиля должны взять эту вину на себя.



М К Бхадракумар
Об авторе: М. К. Бадракумар был профессиональным дипломатом министерства иностранных дел Индии. Он работал послом в СССР, Южной Корее, Шри-Ланке, Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.

Оригинал статьи: "Turkish snub changes Middle East game"
Перевод: Артём Выровский

Источник: "Война и Мир"


 Тематики 
  1. Турция   (144)
  2. Ближний Восток   (498)