В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Накануне парламентских выборов в Израиле: позиции политических партий относительно Ирана

Самой актуальной темой политической жизни Израиля в эти дни являются намеченные на 10 февраля досрочные выборы в кнесет — национальный однопалатный парламент Крайне политизированный местный электорат серьезно интересуется не только программами и планами ведущих политических партий по актуальным вопросам внутренней жизни, но и международными проблемами, в числе которых серьезные угрозы и вызовы безопасности, исходящие от Ирана. Среди главных — развитие ситуации вокруг иранского ядерного досье, неослабевающая помощь Ирана таким террористическим организациям региона, как ХАМАС, «Исламский джихад», «Хизбалла». Информация об этом ежедневно появляется в бумажных и электронных СМИ, в передачах радио и ТВ. Такое пристальное внимание обусловлено тем, что за 30 лет, миновавших после победы в Иране исламской революции, отношения между двумя странами приобрели откровенно антагонистический характер.

Это особенно контрастно видно при сравнении с десятилетиями, предшествующими исламской революции, когда страны плодотворно сотрудничали, а ирано-израильские отношения в Ближневосточном регионе признавались образцовыми Их базой служили многовековые связи между евреями и иранцами Когда в конце 1950-х гг. закладывался фундамент активного израильско-иранского диалога, премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион обратился с письмом к иранскому шаху Мохаммаду-Резе Пехлеви Рассуждая об исторических контактах между двумя народами, Бен-Гурион привел пример политики царя Кира как наиболее яркое выражение таких связей. В ответе иранского монарха содержались следующие строки: «Память о политике Кира по отношению к Вашему народу драгоценна для меня, и я стремлюсь продолжать ее в направлении, проложенном этой древней традицией».

В течение 1960-1970 гг взаимовыгодное сотрудничество двух стран происходило во всех возможных сферах. Исламская революция 1979 г прервала динамику израильско-иранского взаимопонимания. Она, по словам первого и многолетнего израильского посла в Тегеране Меира Эзри, радикально изменила позицию иранского руководства по отношению к еврейскому государству: «На смену постоянным заявлениям шаха Ирана Мохаммада-Резы Пехлеви о необходимости укрепления дружбы и сотрудничества между двумя странами пришли злобные декларации всех без исключения религиозных лидеров ИРИ с призывом покончить с Израилем как фактом современной ближневосточной истории».

С приходом к власти в Иране в феврале 1979 г. исламистов во главе с аятоллой Рухоллой Хомейни Израиль стал позиционироваться, наряду с США, в качестве главного и непримиримого врага нынешнего иранского государства. Одновременно с этим, рассматривая себя в рамках концепции экспорта исламской революции как защитника угнетенных мусульманских народов, Иран начал проводить последовательную антиизраильскую политику.

С середины 1990-х гг Израиль инициировал международную кампанию, суть которой состоит в том, что Иран реализует программу создания атомной бомбы, и в ситуации, когда иранское руководство выступает с прямыми угрозами в адрес Израиля, это создает прямую угрозу существованию Израиля и поэтому такая программа должна быть свернута. Такая позиция была поддержана США, которые через ООН добились того, чтобы отслеживанием иранского ядерного проекта занялось Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). С приходом к власти в августе 2005 г. консервативного президента Махмуда Ахмадинежада и последовавшей за этим радикализацией внешней политики Иран ужесточил антиизраильские заявления и одновременно занял более радикальную позицию по своей ядерной программе.

Нетерпимая позиция Израиля по отношению к иранской ядерной программе вызвана и тем, что, как считают в израильских политических кругах, угрозы Ирана против Израиля не являются голословными — за ними стоят конкретные намерения. Многие высказывания иранского президента по поводу устранения еврейского государства можно вполне основательно расшифровывать как намек на возможную ядерную бомбардировку страны. Израильская позиция по поводу необходимости устранения иранской угрозы и минимизации исходящих от Тегерана вызовов безопасности страны не раз высказывалась представителями различных политических сил страны В преддверии новых парламентских выборов большинство партий страны — а число допущенных к выборам партий составляет 34 — высказались по этой чрезвычайно важной проблеме.

Правящая ныне в стране центристская партия «Кадима» в последнее время не раз декларировала свое видение проблемы снижения исходящих от Ирана угроз Премьер-министр Эхуд Ольмерт считает, что нынешние экономические санкции против Ирана себя уже исчерпали и следует принять более решительные меры, чтобы не позволить Тегерану получить ядерное оружие. Несколько месяцев назад, в ходе встречи со спикером палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси, Ольмерт предложил установить морскую блокаду Ирана. По мнению премьера, таким образом можно оказать эффективное давление на Тегеран, ибо блокада вынудит Иран ликвидировать свою ядерную программу. Нынешний лидер Кадимы, глава МИДа Ципи Ливни придерживается позиции продолжения поиска мирных путей выхода из иранского тупика. Она считает, что еще далеко не полностью введен в действие арсенал мирных переговорных возможностей и настаивает на максимальной реализации резолюций ООН, которые могут дополняться санкциями, проводимыми США, ЕС, глобальными структурами. Наиболее жесткую позицию в этом вопросе занимает нынешний министр транспорта Шауль Мофаз. Недавно он назвал Иран «корнем всего зла» По словам министра, ядерная программа Ирана угрожает всему миру и существованию Израиля. Израильское интернет-издание http://izrus.co.il/ процитировало его интервью российской прессе, где, в частности, сказано: «Нужно использовать любую возможность остановить ядерную программу Ирана без военного вмешательства. Мне менее всего хотелось бы видеть объекты на территории Ирана в качестве потенциальных мишеней. Мне жаль, что народ Ирана — заложник ядерных амбиций Махмуда Ахмадинежада. Если есть возможность остановить ядерную программу, не нападая на Иран, то, безусловно, ей следует воспользоваться. Но дипломатические возможности ограничены, и если Ахмадинежад не отступит от своих планов по разработке ядерного оружия, Израиль — государство, которое было создано для того, чтобы не допустить второго Холокоста — готов защитить себя. Впрочем, любой, кто снисходительно относится к иранским ядерным амбициям, рискует однажды оказаться под прицелом неконвенциональных ракет». В другом выступлении он признал, что все усилия, предпринимаемые мировым сообществом по обузданию военного компонента иранской ядерной программы, пока не привели к ожидаемым результатам и реального продвижения в этом вопросе попросту нет. Поэтому следует применять более серьезные методы противодействия и оставшееся до перехода Ирана в клуб ядерных держав время использовать с максимальной пользой. Мировое сообщество должно понять, что обладание Ираном ядерного оружия таит в себе глобальную угрозу.

Главная политическая сила оппозиции — правоцентристская партия «Ликуд» последовательно выступает за применение комплекса мер по нейтрализации иранской ядерной угрозы. Ее глава, бывший премьер-министр Израиля Б. Нетаниягу считает, что ядерное вооружение Ирана — это величайшая угроза, которая когда-либо висела над человечеством и над Израилем в равной степени. Для ее устранения необходимо создать международную ассамблею, целью которой будет сдерживание Ирана. Разрушительный потенциал Ирана Нетаниягу связал и с поощряемыми этой страной экстремистскими организациями. Так, молниеносный отход Израиля из Ливана в мае 2000 г. привел к созданию иранской базы на северной границе с помощью ставленника Ирана — «Хизбаллы». Размежевание 2005 г. создало вторую иранскую базу в секторе Газы, на южных рубежах Израиля, и с тех пор против Израиля были выпущены тысячи ракет. Проведенная недавно военная операция, к сожалению, не привела к ликвидации этого военного очага. По мнению главы парламентской оппозиции, не стоит снимать с повестки дня и экономическое давление. Осуществить это давление можно с помощью частных компаний, в основном американских. Нетаниягу предложил начать с американских пенсионных фондов: «Эти фонды вкладывают огромные средства в 50 американских компаний, торгующих с Ираном. Если эти инвестиции прекратятся, Иран очень скоро начнет испытывать колоссальное давление». Лидер «Ликуда» рассматривает экономическое давление на нынешний режим как потенциально сильное средство, способное заставить его подчиниться требованиям мирового сообщества и свернуть свою ядерную программу Эту же мысль он провел, выступая недавно на открытии Международного конгресса Института контртеррористической политики в Герцлии. «Необходимо, — сказал он, — увеличить экономическое давление на Иран и в сфере энергетики» Б. Нетаниягу добавил, что в случае победы его партии на парламентских выборах и его прихода к власти Ликуд не допустит ситуации, в которой Иран станет обладателем ядерного оружия.

Эту же мысль выразил 5 февраля, выступая перед главами местных советов, лидер другой крупной партии — левоцентристской Аводы, нынешний министр обороны Израиля Эхуд Барак. Ранее, на заседании бюро своей партии, Барак пригрозил Ирану тем, что Израиль не побоится нанести удар по атомным объектам Тегерана. Вместе с тем он подчеркнул, что пока нужно сосредоточиться на введении международных санкций против Ирана и дипломатическом давлении на режим аятолл. Во время своего последнего визита в США он провел переговоры о том, чтобы Вашингтон помог обеспечить Израиль системами предупреждения о пусках ракет. Это даст Израилю возможность быть более защищенным в случае возможной ракетной атаки с ядерными боеголовками со стороны Ирана. В ходе визита Барак заявил, что в отношении Тегерана необходима «жесткая дипломатия», цель которой — полный отказ Ирана от обогащения урана. Барак последовательно поднимает вопрос о предотвращении иранской помощи экстремистским палестинским организациям. По сообщению израильского информагентства http://cursorinfoco.il/, выступая 26 января на заседании Еврейского конгресса в Иерусалиме, Барак заявил, что у него нет никакого сомнения в том, что Иран пытается поставить оружие для террористов в сектор Газы. Он подчеркнул, что еще не поздно воздействовать на Тегеран с помощью дипломатических санкций, добавив, что если эти санкции не возымеют успеха, «Израиль готов к любому повороту событий». «Против Ирана надо действовать жестко и целенаправленно. Совет Безопасности ООН должен остановить ядерную программу Тегерана. Если этого не произойдет — все варианты остаются открытыми, и мы советуем всем прочим также рассматривать эти варианты. Я отвечаю за свои слова», — подчеркнул министр обороны.

Максимально серьезно подходит к иранской проблеме лидер правоцентристской партии «Наш дом — Израиль» Авигдор Либерман, выходец из бывшего СССР. Почти полтора года он занимал в правительстве Эхуда Ольмерта пост министра стратегического планирования в ранге вице-премьера. Тогда он заявил в интервью газете «Нью-Йорк таймс»: «Диалог с Ираном обречен на полный провал. Его эффективность равна эффективности диалога с Северной Кореей, то есть нулю» Либерман поддерживает сотрудничество с США и ЕС в поисках сдерживания иранской ядерной программы, но не верит в действенность дипломатических усилий на этом направлении. По его словам, Израиль должен быть готов к такому развитию событий, при котором он окажется с этой угрозой один на один. Либерман видит иранскую угрозу в трех ее формах, считая, что она для Израиля является более серьезной, чем палестинская: «Радикальные палестинские организации, такие как ХАМАС и «Исламский джихад», существуют благодаря поддержке Ирана. Ливанская «Хизбалла» в своей деятельности опирается на иранцев. Я уже не говорю про ядерную бомбу, которая, не дай Бог, появится у Тегерана» (http://izrus.co.il/obshina/article/2008-10-26/2383.html).

Таким образом, все главные политические партии Израиля демонстрируют единую позицию в понимании опасности, исходящей от исламского Ирана. Разница носит тактический характер и определяется пониманием той или иной партией эффективности усилий, предпринимаемых для нейтрализации вызовов национальной безопасности страны.

В.И. Месамед
Источник: "Институт Ближнего Востока"


 Тематики 
  1. Израиль   (130)
  2. Иран   (283)