В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Международное сотрудничество западных служб разведки и безопасности

Французский государственный журнал-вестник "Кестьйон энтернасьональ", выходящий шесть раз в год, опубликовал в номере за январь-февраль 2009 года тематическую подборку материалов о деятельности разведслужб мира. Один из материалов досье озаглавлен "Формы международного сотрудничества между службами разведки и безопасности". Он написан Эриком Мешуланом, профессором, доктором истории, преподавателем ряда университетов, в частности, Монреаля и Парижа. В статье рассматривается вопрос о необходимости сотрудничества между гражданскими и военными разведслужбами различных государств, а также разведструктуры и формы сотрудничества, используемые крупнейшими международными организациями – ООН, НАТО, ЕС, "большой восьмеркой". Автор обращает внимание на такие структуры международного сотрудничества спецслужб, как "Бернский клуб", Антитеррористическая группа /GAT/ и ряд других. Ниже приводится реферат статьи Эрика Мешулана.

Вопрос о сотрудничестве между разведслужбами различных стран "столь же стар, как и история создания коалиций", отмечается в статье. "Делиться информацией – это то же самое, что разделять власть, то есть, по сути, добровольно отказываться от часть своей власти – если только такое предоставление информации не позволяет обеспечить коллективное усиление власти тех, кто данной информацией делится", – пишет Мешулан.

Он отмечает, что понятие "разведывательные службы" включает в себя весьма разные виды деятельности. Полицейские службы нуждаются в информации для обеспечения ею своей процедурно-юридической документации. Именно с этой целью было создано Европейское управление полиций – Европол, перед которым поставлены задачи организации обмена информацией и опытом между полицейскими службами государств Европейского союза. Однако, отмечает автор, "не следует забывать, что то, что принято называть полицейской информацией /criminal intelligence/, не является подлинными "разведданными", в частности, в силу того, что эти полицейские данные добывают и используют в рамках юридических процедур, а также в ходе обмена между службами, ответственными за борьбу с преступностью", – отмечает автор.

"Разведданные, в классическом варианте, получают вне рамок каких-либо юридических процедур", – напоминает он. Мешулан отмечает, что именно так, без участия судебных представителей, обстоит дело со сбором информации в службах внутренней безопасности, в частности в Британской службе безопасности, в ФБР США, во французском Центральном управлении внутренней безопасности /DCRI/. "Всеми доступными средствами ведут сбор сведений службы внешней разведки", – напоминает он.

В том, что касается служб военной разведки, отмечает автор, они осуществляют действия по подготовке военных наступательных операций своей страны, либо же по противодействию таким действиям со сторон иностранных государств. "Когда такие действия военной разведки проводятся демократическими странами, они зачастую осуществляются в рамках международных организаций, либо специально созданных коалиций. Причем в отличие от внутренней и внешней разведки службы военной разведки имеют опыт давней работы в коалициях. Она основывается на межармейском сотрудничестве союзнических армий во времена Второй мировой войны, а также на сотрудничестве в рамках блоков во времена холодной войны", – отмечает автор.

"Обмен разведданными обычно осуществляется внутри одной "разведсемьи", – пишет Мешулан. При этом он отмечает, что "военные разведслужбы, в силу своих оборонных задач либо необходимости совместной подготовки операций имеют больше поводов для обмена информацией, чем службы внешней разведки". "Тем не менее случается, что и службы внутренней безопасности дружественных государств осуществляют тесное сотрудничество перед лицом общей опасности, в частности терроризма – но при этом они подчас стремятся и выявить агентов внешней разведки стран сотрудничества, занимающихся шпионской деятельностью. Известны случаи, когда агентов ЦРУ высылали из европейских стран на основании информации, полученной в ходе совместных расследований, проводимых службами внутренней безопасности в сотрудничестве с ФБР", – отмечается в статье.

"Все обмены информацией между перечисленными выше категориями разведслужб основываются на соблюдении общепринятых правил, направленных на поддержание доверия между партнерами. Это – так называемый принцип "третей спецслужбы", то есть отказа от передачи третьей стороне предоставленных ей разведданных, если на то не было специального согласия предоставившей их страны", – говорится в статье.

"Это – золотое правило разведсообщества: предоставленные данные продолжают принадлежать той стороне, которая передала их в ходе обмена", – пишет автор. "Тот, кто нарушит данное правило, подвергает себя опасности в дальнейшем не получать более информации по обмену. Данный принцип настолько строг, что подразумевает, что получившая разведданные спецслужба не имеет права передачи их другой административной структуре своей страны, не получив на это разрешения дружественной спецслужбы", – пишет автор. "Данное правило является необходимым условием зашиты человеческих и технических источников информации", – подчеркивает он.

Двусторонние обмены разведданными более частое явление, чем многосторонний обмен, отмечает автор. "Именно на двусторонних обменах основывается операционный обмен информацией. Обычно над одним общим досье работают две, в редких случаях три спецслужбы", – отмечает автор. "В таком случае разведдеятельность становится поводом для подлинного обмена информацией по принципу "ты мне – я тебе", – резюмирует он.

"В случае существования более широкомасштабной системы тот, кто предоставляет информацию, не получает взамен ничего кроме надежды, что она послужит усилению действий данного сообщества – однако масштабы этого усиления он оценить не имеет возможности", – отмечается в статье. Автор добавляет при этом, что "зачастую польза от предоставленной информации ощущается более на политическом, чем на оперативном уровне, что снижает желание спецслужбы предпринимать такого рода усилия, которые подчас кажутся им напрасными".

"Также следует учитывать, – продолжает автор, – что в мире, где, как говорится, избыток информации убивает информацию, спецслужбы стоят перед необходимостью управлять огромным потоком и в особенности – следить за качеством получаемых разведданных, в особенности когда речь идет об использовании "открытых" источников. Польза от разведслужбы, ее "добавочная стоимость" заключается в ее способности осуществлять отбор информации, а подчас и просто давать подтверждение тем фактам, о которых сообщают информационные агентства, которые все чаще повторяют информацию друг друга и все реже проверяют достоверность передаваемой ими информации".

В статье отмечается также, что "в конце XX века произошло значительное изменение работы внутренней и военной разведки, которые перешли от принципа "никакой информации кроме" к принципу "всю информацию кроме". То есть если раньше та или иная разведслужба практически не делилась своей информацией, за исключением наименее значимой, то постепенно они перешли к широкому обмену информацией, не включающему в себя только ту, которая необходима для имеющей важнейшую роль защиты национальных интересов".

Автор завершает первый раздел своей статьи /"Обмениваться и делиться информацией"/ следующим выводом: "таким образом, общий уровень обмена информацией между разведслужбами возрастает в мире параллельно возникновению и развитию культуры взаимного доверия между различными партнерами".

Второй раздел статьи озаглавлен "Сотрудничество в рамках международных организаций". "Процесс обеспечения многостороннего доступа к развединформации постепенно утвердился как в сфере военной, так и стратегической разведки", – продолжает автор. Он отмечает при этом, что "действительно, является необходимым, чтобы партнеры по одной коллективной организации придерживались единой оценки существующих рисков и угроз". "Данная тенденция, – отмечает автор, – возникла в разных видах со времен второй мировой войны в международных организациях, имеющих различное предназначение. В сфере военной разведки обмен стал необходимостью даже на уровне "действий на местности" в силу того, что каждый из участников коалиции прежде всего стремился добиться коллективного успеха той или иной операции, а также обеспечить оптимальную защиту участвующих в операции сил". Автор отмечает, что в этой связи примерами, хотя и различными по своей сути, являются ООН и НАТО.

"В Организации Объединенных наций Генеральный секретариат по поддержанию миротворческих операций полностью зависит от сведений военной разведки, поставляемых странами-членами организации", – отмечается в статье. "Однако не следует забывать, что поскольку ООН имеет статус международной организации, она оказывается в силу этого подлинным "стеклянным и прозрачным домом", – отмечает автор, имея в виду возможность утечки информации.

Автор напоминает, что после кризисов в Косово и на Тиморе Доклад Брахими рекомендовал "создать секретариат по управлению информацией и по стратегическому анализу, деятельность которого отвечала бы интересам и потребностям генерального секретаря ООН и членов Совета Безопасности". "До сих пор данные предложения не нашли своего конкретного воплощения и объемы информации, полученной в результате тысяч миссий ООН в различных районах мира, как и данные, полученные по запросу от стран-членов в полной мере не применяются, так как страны Юга опасаются, что страны Севера будут использовать ООН в целях шпионажа", – говорится в статье. "Никто не намерен в результате снабжать ООН действительно ценной развединформацией", – заключает автор.

"В НАТО ситуация иная", – отмечает он. "От стратегического уровня, то есть разведотдела Военного комитета НАТО, до тактического уровня /на местности, при ведении операций национальными частями/ и до операционного уровня /Объединенное оперативное командование/ НАТО предусматривает объединение разведданных. Однако непосредственно службы разведки НАТО не существует – организация ограничивается объединением разведданных, полученных от стран-членов", – говорится в статье.

В ней уточняется, что "в течение долгого времени основной блок данных военной разведки, обрабатываемых в НАТО, касался восточного блока, однако расширение зоны операций НАТО с 1995 года /в частности Босния, Косово и Афганистан/ привело, по мере проведения операций, к значительному увеличению спектра интересующих НАТО областей".

"Вопросами внутренней безопасности зоны НАТО занимается теперь не Военный комитет, а действующий под контролем Совета организации Специальный комитет, состоящий из представителей разведслужб. Во времена холодной войны организации и ее странам-членам приходилось противостоять разведдействиям со стороны противника. Данные действия по своей защите НАТО по-прежнему осуществляет, но плюс к этому Военный комитет прибавил такие функции как противодействие международному терроризму, одной из целей которого оказалась организация НАТО", – говорится в статье.

Автор заключает: "таким образом, обмен информацией и ее предоставление осуществляются в НАТО весьма эффективно, так как главной целью сотрудничества становится усиление политического влияния каждой из стран, зависящее от количества и качества разделяемых с другими разведданных".

Переходя к рассмотрению вопроса о разведстурктурах Европейского союза автор отмечает, что "случай ЕС имеет совершенно иной аспект". В частности это связано "со специфическим характером данной организации и различиями, существующими между такими структурами ЕС как Европейская комиссия, имеющей наднациональный характер, и Европейским советом /саммитом ЕС/, имеющим межправительственный характер".

Автор сообщает, что "целый ряд комитетов в рамках бюро Европейского совета занимается вопросами, относящимися к разведке – в особенности в том, что касается использования разведданных". "Главным источником этих разведданных является Совместный ситуационный центр /SitCen/. Данная структура /созданная в соответствии с основополагающими положениями документов ЕС, касающихся сферы внешней политики и обороны/, расширила с 2001 года свою сферу компетенции на вопросы борьбы с терроризмом", – говорится в статье. В ней отмечается, что "SitCen является той структурой, в которой сосредоточиваются и обобщаются данные внешних и внутренних разведслужб государств-членов ЕС и в дальнейшем они передаются как странам-членам, так и лицам, принимающим решения в Европейском совете, а также в Еврокомиссии".

"SitCen, – пишет автор, – является именно органом многостороннего сотрудничества разведслужб. Данная структура, работающая в тесном взаимодействии с разведотделом военного штаба Европейского союза, была недавно преобразована и называется теперь SitCen-SIAC /Single intelligence analysis capacity/. Она обеспечивает Евросоюз тремя видами разведданных.

Автор уточняет, что речь идет прежде всего о данных стратегического неоперационного уровня, "поскольку операционная деятельность входит в эксклюзивную компетенцию стран-членов ЕС". "И поскольку эти страны зачастую /из-за различной ориентации их курса и возможностей их разведслужб/ придерживаются различных взглядов на геополитическую ситуацию или на существующие опасности, угрожающие Европе, роль SitCen сводится прежде всего к тому, чтобы добиваться согласованности во взглядах стран- членов ЕС на ситуацию в мире ", – отмечается в статье.

Кроме разведструктур Европейского совета /саммита ЕС/, свои разведструктуры создает и Европейская комиссия. В частности это Кризисный комитет, различные службы сбора и распространения информации. Как отмечает автор статьи, "создание разведструктур Еврокомиссией проходит в атмосфере соперничества с SitCen". "Однако, в отличие от Европейского совета, разведслужбы Еврокомиссии не подпитываются данными разведслужб стран-членов ЕС. В этой связи она стремится как использовать свои собственные источники, которыми она уже располагает / и которые весьма многочисленны, учитывая число представительств ЕК в мире/, – так и находить новые источники информации", – говорится в статье.

"Разумеется, – отмечает автор, – официально не существует никакой разведслужбы при ЕК и страны-члены по двум причинам не заинтересованы в ее возникновении. Во- первых, они исходят из того, что национальные разведслужбы, этот жизненно важный элемент формирования политики государств, будут обречены на исчезновение в случае возникновения общей разведслужбы ЕС, которая будет создана лишь в случае маловероятного и весьма удаленного во времени создания Соединенных штатов Европы. Во-вторых, государства считают, что их разведслужбы создали чрезвычайно эффективные сети и процедуры обмена развединформацией, которые уже доказали свою действенность – и менять их на некую бюрократизированную структуру ЕС они не намерены", – подчеркивается в статье.

Далее автор переходит к разделу "Вселенная клубов". Он отмечает, что "вне рамок крупных международных организаций существует целый ряд в большей или меньшей степени известных организаций, ведущих секретную деятельность. Полный список этих клубов составить чрезвычайно сложно. Они образуют целую вселенную многостороннего сотрудничества разведслужб, осуществляемого внутри так называемых "международных организаций", не имеющих на самом деле не только юридического статуса, но и официально не зарегистрированных".

"Так, например, "большая восьмерка" является не международной организацией, а лишь дискуссионной группой глав государств и правительств наиболее промышленно развитых стран, – отмечается в статье. – Вопросы борьбы с терроризмом и организованной преступностью обсуждаются там в рамках так называемой "Группы Лион-Рим", названной так по двум саммитам – 1996 и 1982 гг. соответственно. В состав данной группы входят как работники спецслужб, так и полицейские и юридические эксперты. Они выносят на рассмотрение участников встреч "восьмерки" вопросы политики в сфере безопасности, которые предназначены для претворения их в жизнь компетентными международными организациями".

"Самым знаменитым среди этих объединений безусловно является "Бернский клуб. О его существовании хорошо известно, так как разведслужбы, принимающие в нем участие, сообщают об этом в своих официальных заявлениях", – отмечает автор. Данный клуб, пишет он, был создан в 1968 году и он объединяет глав служб безопасности ряда стран- членов Евросоюза, а также Норвегии и Швейцарии. "Клуб является инстанцией, ответственной за многостороннее сотрудничество в сфере контрразведки, сфере борьбы с распространением ядерного оружия и ядерных материалов, также – до событий 11 сентября 2001 года – за сотрудничество в борьбе с терроризмом", – говорится в статье. В ней отмечается, что "клуб не имеет статуса юридического лица и таким образом не обязан в чем либо отчитываться перед какой-либо международной инстанцией и действует так, как это считают нужным входящие в него разведслужбы – под покровом скрытности, гарантирующей взаимное доверие между участниками объединения".

"Вклад каждого из участников позволят повышать эффективность всего объединения в сфере национальной безопасности и защиты граждан – при этом сохраняется четкая подчиненность глав спецслужб их национальному политическому руководству", – отмечает Эрик Мешулан.

"После терактов 2001 года, – пишет он, – а также для того, чтобы удовлетворить пожелания Европейского сообщества "Бернский клуб" создал Антитеррористическую группу /GAT/ и предоставил возможность участия в ней антитеррористическим службам всех стран-членов ЕС. Данная группа стала в дальнейшем главной рамочной организацией для антитеррористических действий европейских спецслужб. Антитеррористическая группа дает ответы на запросы SitCen, содействует информированию Европейского союза в сфере оценки террористической угрозы, и, тем самым, содействует выработке общей стратегии в сфере борьбы с терроризмом, становясь и главным центром предоставления услуг в данной области", – отмечается в статье.

Автор подчеркивает, что Антитеррористическая группа "не только выполняет роль посредника между европейским разведсобществом через посредство SitCen, но и участвует в работе самого Ситуационного центра, поскольку члены группы GAT "приписаны" к нему с 2005 года". "Кроме того Антитеррористическая группа является рамочной организацией для обеспечения совместной работы экспертов по борьбе с терроризмом над важными для них темами, выбранными по их усмотрению. Группа также в своей деятельности соответствует курсу "Бернского клуба", поскольку она содействует развитию культуры сотрудничества между входящими в нее разведслужбами", – отмечается в материале.

"Как и "Бернский клуб, GAT располагает полной независимостью в отношении институтов Евросоюза, – говорится в статье. – Политические руководители прекрасно осознали необходимость гарантировать эту независимость, внеся в Лиссабонский договор уточнение /статья 3 бис/, что ЕС "уважает основные функции входящих в него государств, в частности те, которые направлены на сохранение их территориальной целостности, поддержания общественного порядка и обеспечения национальной безопасности. Важным в этой связи является обеспечение того, чтобы национальная безопасность оставалась сферой ответственности исключительно каждой из стран-членов". Другими словами, сотрудничество между разведслужбами, ответственными за национальную безопасность, должно, чтобы оставаться эффективным, пребывать вне рамок Европейского союза", – заключает автор.

Он отмечает, что такого рода "отгороженные структуры" существуют и в других регионах мира. "Согласно данным интернет-сайта ЦРУ, Среднеевропейский комитет по безопасности /Middle European Conference – MEC/ объединяет службы внутренней и внешней разведки многих государств Западной и Центральной Европы и ее балканской зоны". "Однако степень важности этой организации не сравнима с "Бернским клубом" в том, что касается безопасности европейского континента", – считает Эрик Мешулан.

В подразделе "Секретные клубы" он пишет: "целый ряд клубов не предназначены для того, чтобы делиться стратегическими оценками ситуации. Они имеют подлинно операционную предназначенность".

"В частности это организация "Alliance Base", в которую входят службы внешней и внутренней разведки ФРГ, США, Канады и Франции, ведущие охоту на активистов "Аль-Каиды". О существовании данной организации сообщила газета "Вашингтон пост" в 2005 году", – говорится в статье.

"Другие клубы имеют скорее техническое предназначение и их конфиденциальность как правило пропорциональна их "техническому" предназначению. Так, под названием "Эшелон" существует сеть сотрудничества в сфере электронной разведки, предназначенной для перехвата как сообщений гражданской, так и приватной связи на всемирном уровне. В "Эшелон" входят Австралия, Канада, США, Новая Зеландия и Великобритания", – говорится в статье. О существовании данной системы впервые было сообщено в открытой печати в 2000 году, пишет автор. Он отмечает при этом, что это раскрытие существования сети вызвало полемику не только потому, что она способна представлять собой угрозу вмешательства в личную жизнь, но и в связи с тем, что были выражены значительные сомнения, стоит ли доверять ряду партнеров относительно поставляемой ими развединформации".

В целом автор отмечает, что "все разведклубы имеют переменный состав и обычно разведслужбы входят в ту или иную организацию исходя из своих конкретных интересов на данный момент". "Клубы, – отмечает автор в завершении данного раздела, – играют в существовании разведслужб ту же роль, которую международные организации играют для государств. Они позволяют им со значительной гибкостью проводить встречи и обмены данными, которые, стань они достоянием гласности, немало бы изумили население не только демократических стран, но и даже самых мрачных диктатур", – говорится в статье.

Ее заключительный раздел озаглавлен "Упорное существование мифа об отсутствии сотрудничества разведслужб".

"Глядя на это хитросплетение самых различных видов сотрудничества разведслужб было бы законно задаться вопросом, каким образом получается, что миф об отсутствии сотрудничества разведслужб так прочно укрепился в сознании людей?" – пишет автор. Он считает, что существует как минимум четыре объяснения данному явлению.

"Во-первых, – пишет он, – это связано с тем, что многочисленные журналисты и ряд недостаточно любопытных университетских специалистов и исследователей, а также ряд недостаточно хорошо информированных политиков до сих пор не ведают, насколько масштабным является данное сотрудничество и где пролегают его границы, обоснованные характером направляемых на обмен данных". "В то же время нельзя не признать, что данное незнание истинной ситуации обосновано и секретностью, которую соблюдают разведслужбы относительно этой практики обменов информацией", – отмечает автор.

"Возьмем пример, – пишет он. – Разведслужбам часто ставят в вину, что они не передают свои сведения ни службам юридической полиции, ни Европолу. Однако не следует забывать, что Европол не предназначен для обработки данных по обеспечению безопасности. И в том случае, если он получит с помощью SitCen возможность располагать собственной системой оценки степени террористической опасности, то ему следует в этом случае отдать приоритет распространению именно информации о делах, находящихся в уголовном судопроизводстве, чтобы таким образом обеспечить эффективную помощь европейским полициям. Так как если Европол начнет распространять разведданные относительно обеспечения безопасности, они не будут приниматься судами к рассмотрению", – говорится в статье.

"Кроме того, следует учитывать, – отмечает автор, – что методы сбора, хранения и обмена "полицейской информацией", пригодной для судебно-следственных процедур, отличаются от методов сбора, хранения и обмена данных, относящихся к задачам обеспечения безопасности. Последние предназначаются для исполнительных органов власти, тогда как сведения полицейского характера предназначены для юридических властей".

Второе объяснение долгого существования мифа об отсутствии сотрудничества, отмечает автор статьи, связано с определенным укрепившимся образом государства. "Часто приходится читать о том, что государство, с помощью своих различных спецслужб стремится шпионить за своими гражданами, не уважая их права на личную жизнь. Однако, как ни странно, это утверждение зачастую сопровождается другим – о том, что разведслужбы якобы между собой не сотрудничают. Причем подобные утверждения делаются людьми, словно не желающими узнать больше того, чем они уже знают. В результате таких заявлений государство предстает как некий административный динозавр, охваченный стремлением к самокопанию и не приспособленный к реальности международных отношений, не говоря уже о процессе глобализации. И это тогда, когда некоторые появляющиеся в печати в прошлом закрытие сведения – в частности, о существовании организации "Эшелон" и "Alliance Base" – доказывают полностью противоположное. Однако данные примеры никоим образом не изменяют широко распространившихся предрассудков", – говорится в статье.

"Третье объяснение заключается в том, – пишет автор, – что данные неверные мнения поддерживаются рядом органов прессы. Она, подчас яростно выступая с обличением государства, которое якобы является и душителем свобод и структурой, неприспособленной к следованию реальностям мира, на самом деле стремится таким образом обеспечить себе роль некоей общественной совести и заверить, что действует во имя гласности и реалистического подхода. В этой связи попытки увековечить миф об отсутствии сотрудничества спецслужб являются одной из стратегий, необходимых прессе для утверждения своей позиции как "четвертой власти", – считает автор.

Четвертое объяснение, отмечается в статье, связано с самим характером процессов в государственных институтах. Так, ряд международных чиновников стремятся заменить на международные разведагентства национальные разведслужбы – в отношении которых существует парламентский и административный контроль и которые объединяют одинаковые методы действия и одинаковое стремление быть незаметными". Однако, считает автор, "эти новообразования, лишенные данной разведкультуры и собственных источников, оказавшись вне демократического контроля неизбежно будут испытывать серьезные трудности в попытках соревноваться в эффективности с национальными спецслужбами". Создание подобных структур, считает автор статьи, "рискует привести не к усилению коллективной безопасности, а к ее ослаблению". "Не говоря уже о том, что в случае провала той или иной важной операции либо теракта в адрес национальных спецслужб будет раздаваться критика, обвиняющая их в том, что они недостаточно сотрудничали с данными структурами".

В связи со всем вышесказанным автор обращает внимание на то, что "ряд занятых в сфере международной политики лиц намеренно "используют прессу как для того, чтобы призвать к созданию международных разведструктур, указывая при этом и на необходимость более широкого сотрудничества по данному вопросу прессы со спецслужбами".

В заключительной части статьи автор подчеркивает, что "сотрудничество между различными видами разведслужб стало со времен холодной войны важнейшей частью международной жизни". "В военной сфере обмен разведданными является залогом успешного осуществления операций, легитимный характер которым придает работа в рамках коалиций или международных организаций". Автор обращает в этой связи внимание на то, что много организованных радикальными исламистами терактов были предотвращены именно на основе обмена данными между разведслужбами".

В то же время автор вновь напоминает, что разведслужбам приходится "расплачиваться за их секретность – являющуюся залогом успеха – существованием мифа об отсутствии сотрудничества между разведслужбами". "Данный миф, в свою очередь, является разменной картой в борьбе за влияние между структурами власти", – считает Эрик Мешулан.

Статья Мешулана дополнена двумя таблицами, взятыми из других изданий на близкую тематику. Это карта-таблица "Пример групп сотрудничества: договор UKUSA и сеть "Эшелон". И таблица, озаглавленная "Некоторые известные группы многостороннего сотрудничества в сфере разведки". Обе взяты из книги Жака Бода "Разведка и борьба против терроризма. Стратегии и международные перспективы" /издательство "Лавозель", город Паназоль, 2005 г/. Книга издана в серии "Разведка, история и геополитика".

Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. США   (939)
  2. Европа   (214)