В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Найти место России в Европе

Это уже не сверхдержава, но ее нельзя игнорировать. Притом, что Путин начинает осаду НАТО, почему бы не открыть ему дверь и не пригласить его войти ? – Йошка Фишер, лидер германской Партии зеленых на протяжении почти 20 лет, был министром иностранных дел Германии и вице-канцлером с 1998 до 2005 года

В течение 19 лет Запад (Америка и Европа) откладывал ответ на важнейший стратегический вопрос: какую роль пост-советская Россия должна играть в мире и в европейском укладе? Как следует ее рассматривать: в качестве трудного партнера или в качестве стратегического противника?

Даже в кризисный момент краткой войны России против Грузии летом прошлого года, когда этот выбор встал особенно остро, Запад не нашел убедительного ответа на этот вопрос. Если вы послушаете большинство жителей Восточной Европы, Великобритании и администрации Буша, то ответом на этот вопрос будет "стратегический противник". Но большинство западных европейцев предпочитают "трудного партнера". Эти, казалось бы, взаимоисключающие альтернативы имеют одну общую черту: ни одна из них не продумана до конца.

Если вы видите Россию в качестве стратегического противника (а восстановление великорусской силовой политики при Владимире Путине в ущерб главенству закона во внутренних и внешних делах действительно говорит об этом), то тогда Запад должен коренным образом изменить свою повестку дня.

Хотя Россия больше не является той сверхдержавой, как в советские времена, в военном отношении она остается великой державой, по крайней мере, в Европе и Азии. Для решения многочисленных региональных конфликтов (Иран, Ближний Восток, Афганистан, Пакистан, Центральная Азия, Северная Корея) и глобальных проблем (защита климата, разоружение, контроль вооружений, борьба с ядерным распространением, энергетическая безопасность), имеющих высокий приоритет на Западе, сотрудничество с Россией является необходимым.

Стратегическое противостояние с Москвой, то есть новый вид "мини-холодной войны", может подорвать эту повестку дня, или, по крайней мере, значительно осложнить ее реализацию. Так что вопрос заключается лишь в том, является ли угроза, исходящая от России, настолько серьезной, что требуется такого рода стратегическая переориентация Запада ? Я полагаю, что нет.

Заявка Путина на статус великой державы и его великодержавная политика структурно очень уязвимы. Это особенно актуально в период, когда цена на нефть упала ниже $ 40 за баррель. И он это знает.

В демографическом плане Россия находится в драматическом пике; она остается экономически и социально отсталой; ее инфраструктура недоразвита, как впрочем и ее инвестиции в образование и профессиональную подготовку. Экономически она, в основном, опирается на экспорт энергии и сырьевых ресурсов, а в своих усилиях по модернизации в значительной степени зависит от Запада, в частности от Европы.

Однако, благодаря своему геополитическому положению и своему потенциалу, Россия будет оставаться постоянным стратегическим фактором в Европе и Азии, который невозможно игнорировать. Таким образом, интеграция этой страны в стратегическое партнерство находится в интересах Запада. Но это потребует от Запада политики, основанной на долгосрочном мышлении, и уверенности в себе с позиции сильной власти, поскольку Кремль воспримет любой признак раскола и слабости как поощрение возврата к силовой политике Великой России.

Несколько месяцев назад российское правительство выступило с предложением провести переговоры о новом европейском порядке в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Россия считает соглашения 1990-х годов несправедливыми и основанными на ее слабости в то время и желает пересмотра. Основной стратегической целью Москвы является ослабление или даже сворачивание НАТО как антироссийского военного союза и воссоздание ее зон влияния в восточной Европе и центральной Азии.

Но Путин делает здесь большую ошибку, потому что все эти цели являются неприемлемыми для Запада, а Кремль до сих пор, видимо, не понимает, что лучшей и эффективнейшей гарантией существования НАТО была, есть и будет агрессивная российская внешняя политика.

Кажется, что руководители бывшей колыбели марксизма-ленинизма все еще не понимают диалектики. В конце концов, если правительство России действительно хочет добиться перемен в постсоветском статус-кво, оно должно, в первую очередь, проводить такую политику по отношению к своим соседям, которая снижает, а не увеличивает их опасения.

Но это справедливо и в обратном направлении — по отношению к Западу: с одной стороны, принципы новой Европы, как это определено в ОБСЕ после 1989/90, не допускают того, чтобы его решения об альянсах каким-либо образом блокировались бы большим соседом. То же самое относится и к проведению свободных и тайных выборов и нерушимости границ.

С другой стороны, система противоракетной обороны в Польше и Чешской Республике, а также перспектива вступления в НАТО Грузии и Украины, предполагают конфронтацию там, где это вовсе необязательно.

Западу не следует отвергать желание России о новых переговорах по европейской системе безопасности. Напротив, его следует рассматривать как возможность, наконец, дать ответ на ключевой вопрос о месте России в Европе.

НАТО должно играть в этом центральную роль, потому что этот союз незаменим для подавляющего большинства европейцев, и для Америки. Возможный компромисс может быть в том, что существующие принципы и институты постсоветского европейского порядка, включая НАТО, останутся неизменными и будут приняты и признаны Россией, которая получит значительно более активную роль в рамках НАТО, в том числе перспективу полноправного членства. Периферийный характер совета Россия-НАТО был явно недостаточен, и он не работал.

Но почему бы не подумать о преобразовании НАТО в реальную систему европейской безопасности, включая Россию? Тогда бы изменились правила игры, и можно было бы достичь весь спектр стратегических целей — европейскую безопасность, конфликты с соседями, энергетическую безопасность, сокращения вооружений, борьбу с распространением и т.д. Да, такой смелый шаг преобразовал бы НАТО. Но Россию он преобразовал бы еще больше.

Если Запад подойдет к подобной дискуссии с Россией без иллюзий, с ясным пониманием своих собственных стратегических интересов и с новыми идеями для партнерства и сотрудничества, то худшее, чего следует опасаться, — это неудача этих переговоров.

Конечно, такой подход предполагает две вещи, которые на данный момент не существуют: 1) общий трансатлантический подход к России и 2) действующий гораздо более согласованно Европейский союз, а потому и более сильно. Тем не менее, проблема, представляемая Россией, не допускает каких-либо дальнейших проволочек. Просто слишком много поставлено на карту.

Йошка Фишер


Источник: "Война и Мир "
Оригинал публикации: "by guardian.co.uk "

© Перевод: Дмитрий Киров, специально для сайта "Война и Мир".


 Тематики 
  1. Россия   (1216)
  2. Европа   (214)
  3. НАТО   (230)