В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

После вторжения США и Великобритании в Ирак прошло почти шесть лет, что изменилось?

В конце тоннеля все же, кажется брезжит свет

Война, начатая Соединенными Штатами и Великобританией 20 марта 2003 года в Ираке, казалось, не закончится никогда. Из активной фазы первых месяцев боевых действий, когда был свергнут режим Саддама Хусейна, она перешла в затяжную. Хотя оружия массового поражения в Ираке, утверждения о наличии которого послужили предлогом для начала военных действий, так и не было найдено, мешавший Вашингтону режим удалось упразднить. Саддама нет в живых уже два года, но мир в Ираке так и не наступил.

Американское вторжение разворошило гигантский муравейник иракских проблем, которым железной рукой не давал вспыхнуть открытым пламенем бывший президент. "Гости" из-за океана не только не могут с ними справиться, но и не могут их понять. Разрушенный Ирак, как магнит, притягивает к себе весь существующий в современном мире негатив. Пустив в Ираке глубокие корни, международная сеть "Аль-Каида", распространяет метастазы на весь ближневосточный регион. Терроризм, сепаратизм и экстремизм стали неизбежными следствиями этой войны. Их распространение стало сомнительной "заслугой" администрации Дж. Буша, решающей, по своим понятиям, как и когда установить демократию в какой-либо части мира.

Несмотря на это, кое-что в Ираке все же изменилось -- война не может продолжаться бесконечно. Когда-то завершилась даже столетняя война. В Ираке, к счастью, военные действия продолжаются лишь около шести лет. В последнее время там, похоже, все же намечается перелом и даже виден, как говорится, свет в конце тоннеля. Изменения видны невооруженным глазом: заметно снизился уровень насилия и в результате терактов уже не гибнут по 500-600 мирных жителей ежемесячно. Вылазки боевиков, хотя и происходя до сих пор, но потери войск коалиции уже не так велики. Каждый месяц в Ираке погибают не 100 и более американских солдат, как это было ранее, а -- 10-20, что воспринимается как большое достижение. Возможно, что причина этого кроется в ограниченности людских ресурсов, в том числе и со стороны боевиков. И если американцы потеряли убитыми в Ираке немногим более 4200 военнослужащих, то потери тех, кто им противостоит, значительно выше. Против боевиков действуют 150-тысячная военная машина США, иракские и американские спецслужбы а также создаваемые заново иракские армия и полиция.

Успехи иракских сил безопасности признают американские военные. "Эффективность иракской армии значительно возросла, благодаря чему значительно уменьшилось количество атак боевиков по всей стране", – считает командующий корпусом многонациональных сил американский генерал-лейтенант Ллойд Остин. "Ирак идет по правильному пути, – подчеркнул он. – По сравнению с мартом число терактов снизилось на 80 проц., а ноябрь вообще выдался самым спокойным месяцем за все годы войны". Арестованы сотни боевиков "Аль-Каиды", в том числе несколько ее полевых командиров.

Еще одно важное изменение ситуации в Ираке – постепенный уход из страны многонациональных сил /МНС/. Как заявил бригадный генерал МНС Николас Матерн, в январе в этой стране останутся воинские контингенты США, Великобритании и, скорее всего, еще четырех стран. В этом году Ирак уже покинули или начали вывод своих военнослужащих Польша, Армения, Монголия, Грузия, Латвия, Македония, Босния-Герцеговина, Казахстан, Республика Корея, Азербайджан, Тонга, Чехия, Япония, Украина, Болгария, Литва, Дания, Молдавия и Албания – в целом более 600 военнослужащих. Помимо США и Великобритании, в числе остающихся – Эстония, Румыния, Австралия и Сальвадор. Военное присутствие этих четырех стран в общей сложности составляет 750 человек.В сего во время войны в Ираке были задействованы тем или иным образом воинские контингенты из 35 государств. Главным действующим лицом были и пока остаются США. Численность военнослужащих Великобритании составляет 4100 человек.

Британские войска завершат свою миссию в Ираке не позднее 31 мая 2009 года. Об этом заявил посетивший недавно Багдад премьер-министр Великобритании Гордон Браун после переговоров с иракским коллегой Нури аль-Малики. "Задача, которую выполняли боевые соединения Великобритании, подходит к концу. Наши силы завершат выполнение своих обязанностей в первой половине 2009 года и затем покинут Ирак в течение двух месяцев, – говорится в совместном заявлении по итогам встречи аль-Малики и Брауна. – Однако партнерство между этими странами перейдет в новое измерение".

Накануне визита Брауна иракское правительство предложило законопроект, предусматривающий вывод всех иностранных войск, за исключением контингента США, не позднее июля 2009 года. Согласно документу, вывод неамериканских подразделений начнется после 1 января 2009 года и будет продолжаться 5-7 месяцев. Прежде всего, это касается 4,1 тыс. британских военнослужащих. Войска Соединенного Королевства в основном дислоцированы на военной базе в аэропорту крупнейшего на юге страны города Басра. За время пребывания в Ираке британцы потеряли 178 военнослужащих.

В вопросе продолжения присутствия британских военнослужащих в Ираке неожиданно, правда, возникли проблемы: 20 декабря иракский парламент отверг законопроект, разрешающий Великобритании и ряду других стран оставаться в стране по завершении 2008 года. Лондон надеется, однако, что окончательное решение будет принято в его пользу, но стопроцентной уверенности в этом сейчас быть не может. Иракские парламентарии, представляющие все этнические и религиозные группы страны, уже показали, что могут влиять на решения правительства. Так было, например, во время утверждения американо-иракского Пакта о статусе войск США, который тоже был утвержден не с первого раза, а лишь после внесения в него ряда изменений.

Документ долго не мог появиться на свет. Вместо июля, когда планировалось его подписание, он был утвержден иракским парламентом только 27 ноября. 4 декабря его подписал президентский совет Ирака, а 14 декабря 2008 года окончательную точку поставили премьер-министр Ирака Нури аль-Малики и президент США, посетивший Багдад с прощальным и, как оказалось, скандальным визитом.

Согласно данному соглашению, состоящему из 31 статьи и призванному заменить истекающий 31 декабря мандат ООН, последние подразделения 150-тысячного контингента США должны быть выведены из Ирака к 31 декабря 2011 года. Кроме того, все американские боевые части должны прекратить проведение самостоятельных операций к июню 2009 года. В течение 2010 года базы США перейдут под контроль иракских сил безопасности.

Помимо этого, американцы лишатся возможности проводить рейды в домах иракцев и аресты без ордера местных судей, который должен быть получен не позднее 24 часов до операции. Документ также наделяет власти Ирака правом судить американских солдат и офицеров и сотрудников частных охранных компаний США за тяжкие преступления, совершенные в увольнении за пределами военных баз. В нем содержится запрет на использование территории Ирака для проведения боевых операций США в соседних странах.

Американские войска, которые содержат сейчас в заключении около 17 тыс. иракцев, лишаются также права содержать без суда и следствия узников, которые переходят под юрисдикцию иракских властей. Арестанты, которые не подлежат преследованию со стороны судебных органов Ирака, должны быть отпущены на свободу. Договор действует в течение трех лет. Любая из сторон может расторгнуть его, за год до этого проинформировав об этом другую. Изменения в соглашение могут быть внесены только по обоюдному согласию.

Соглашение с США должно быть вынесено на общенациональный референдум, который, как ожидается, пройдет 30 июля 2009 года. Момент некоторой неопределенности связан не только с этим референдумом, но и с предстоящей сменой администрации в Вашингтоне. Неизвестно, в частности, как поступит новый глава Белого дома Барак Обама, с данным им избирателям обещанием вывести войска США из Ирака в течение 16 месяцев. Что это было – рекламный предвыборный трюк будущего президента или его твердая позиция, выяснится довольно скоро.

Изменения происходят в Ираке и в других сферах. В начале декабря закончившегося года министр нефти Ирака Хусейн аш-Шахристани заявил, что его страна безопасна для инвестиций и призвал международные компании помочь в развитии иракского нефтяного сектора. В обмен он пообещал "всеобъемлющее сотрудничество, конкурентоспособную среду для справедливого бизнеса". "Наша страна обладает огромными нефтяными богатствами, которые еще предстоит открыть", – сказал аш-Шахристани на энергетической конференции в Багдаде, собравшей представителей 40 нефте-и газодобывающих компаний всего мира. Россия была представлена на форуме "Газпромнефтью" и "ЛУКОЙЛом".

В настоящее время Ирак добывает 2,4 млн баррелей "черного золота" в день, из которых 2 млн баррелей идут на экспорт. В планах иракского правительства в течение десяти лет утроить экспорт нефти – до 6 млн баррелей. Если это произойдет, а такое вполне возможно, то Ирак, оправившись от последствий войны, превратится в одну из преуспевающих стран региона.

Об оптимистическом настрое в современном Ираке говорит недавнее решение властей Багдада вплотную заняться строительством столичного метро. Как сообщили представители мэрии города, сейчас ведутся переговоры с международными компаниями с тем, чтобы вернуть к жизни старые проекты прокладки подземки протяженностью 39 км. Парламент Ирака уже выделил на эти нужды 3 млрд долл. и сейчас муниципалитет ждет предложений со стороны зарубежных партнеров для согласования окончательной стоимости строительства. Возведение метрополитена мэрия намерена вести на основе проектов, датируемых концом 1970-х годов и замороженных почти 30 лет назад из-за начала ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Предполагается, что первая линия длиной 18 км соединит расположенный на северо-востоке самый густонаселенный район столицы – шиитский Мадинат-Садр, где проживает порядка 2 млн человек, с суннитским кварталом Эль- Азымия на северо-западе. Эта ветка пройдет через центр столицы и будет насчитывать 20 станций. Вторая – протяженностью 21 км – пойдет с юга Багдада, захватит центральный торговый квартал Эль-Каррада, перекинется через реку Тигр с конечной станцией в одном из населенных суннитами районе на ее правом берегу. Если в Ираке заговорили о строительстве метро, то это может означать лишь одно: жизнь в этой стране будет налаживаться.


Нури аль-Малики примеряет саддамовский френч

Сдержанная реакция Тегерана на подписание пакта безопасности между Багдадом и Вашингтоном вовсе не означает, что Ирак перестанет быть ареной острого американо- иранского соперничества в наступающую "эру Барака Хусейна Обамы". Напротив, решение сохранить на посту министра обороны США Роберта Гейтса говорит в пользу того, что особых перемен в 2009 году в подходах новой администрации Белого дома к событиям в Ираке не произойдет.

Еженедельник "Аль-Усбу аль-Араби" пишет о сильном давлении, которое оказывают сейчас Соединенные Штаты на союзников из числа стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива /ССАГПЗ/, пытаясь заставить их включить в состав этого регионального блока постсаддамовский Ирак. Стремление американцев понятно: они не расстаются с идеей сколотить в регионе антииранский альянс. Нефтедобывающие монархии, которые согласились вернуть послов в Багдад, пока отказываются пойти на такую уступку, считая ее рискованной. Следует напомнить, что иракцы уже дважды стучались в двери ССАГПЗ, но получали отрицательный ответ – в 1981 и 2003 годах.

Между тем в Вашингтоне подводят солидную основу под свой замысел, который называют не иначе, как "дорожной картой" по возвращению Ирака в лоно арабского мира. Американцы, которые, в соответствии с известным высказыванием принца Сауда аль-Фейсала – главы саудовского МИД, "преподнесли Ирак на тарелочке тегеранским муллам", теперь усиленно распространяют тезис "об угрозе иранской гегемонии" и призывают соседей Ирака вырвать эту страну из "сетей Тегерана". По мнению "Аль-Усбу аль-Араби", если США достигнут цели, и Ирак войдет в блок американских союзников в Персидском заливе, будущая эвакуация американских войск будет выглядеть совсем в ином свете.

Ключевой фигурой, от которой зависит ход будущих событий в Ираке, является премьер-министр Нури аль-Малики. Лидер второй по значимости шиитской партии в составе Объединенного иракского альянса, имеющего большинство мест в парламенте, проявил себя в минувшем 2008 году как сторонник усиления центральной власти. Внутри Партии исламского призыва /"Ад-Даава"/ он возглавил течение в пользу постепенного перехода от религиозной к секуляристской доктрине, что, как считает премьер, позволит ей преодолеть конфессиональную замкнутость и выйти на общеиракский уровень.

С целью консолидации вокруг себя сторонников прочного территориального единства аль-Малики, используя подчиненные ему спецслужбы, наладил контакты с племенными вождями в провинции Анбар, создавшими силы самообороны суннитского населения – так называемые "Бригады бдительности" /"Ас- Сахва"/ и убедил американцев не относиться к ним враждебно. В результате его правительству удалось заметно улучшить положение дел с безопасностью в стране. В курдских и шиитских провинциях премьер выступил инициатором формирования так называемых "Советов в поддержку племен", в результате чего в сельской местности и бадии /кочевых районах/ он обрел себе сторонников из числа племенной верхушки, недовольной беспределом, который творят на местах вожаки партийных милиций. Наконец, в одном из последних своих выступлений Нури аль-Малики открыто призвал "внести исправления в постсаддамовскую конституцию и провести перераспределение власти в пользу центрального правительства".

Эти последовательные шаги убедительно продемонстрировали, что иракский премьер набирает силу и стремится прослыть политиком, которому нет равных по влиянию и авторитету на общенациональной арене. Естественно, выдвижение на первые роли сторонника централизма пришлось не по нутру силам, прокладывающим путь к дальнейшей децентрализации Ирака и выступающим за претворение в жизнь проекта федерализации. В первую очередь, речь идет о главном конкуренте "Ад-Даавы" в шиитских провинциях – Высшем совете исламской революции Ирака /ВСИРИ/. Его лидер Абдель Азиз аль-Хаким ратует за фактическую автономию южных и центральных регионов с преимущественно шиитским населением. ВСИРИ, естественно, опирается на поддержку губернаторов и провинциального административного аппарата, почувствовавшего в условиях отсутствия государственного контроля, какие преимущества дает собственное хозяйствование. "Ирак только выиграет от того, что превратится в федерацию с сильной властью на местах", – убежден аль-Хаким. Между ним и премьером идет жесткая борьба за назначения чиновников на административные и полицейские посты в регионах, особенно в Басре и Эн- Наджафе. Сообщение об аресте группы из 24 офицеров- заговорщиков в составе правоохранительных органов выявило противоборство между "Ад-Даавой" и командирами ВСИРИ из военизированного подразделения "Бадр" за контроль над спецслужбами.

Все большее недовольство политикой аль-Малики высказывают курдские вожди. Премьер за последние два года сделал все, чтобы ослабить их влияние в Багдаде. Последней каплей стала его поддержка плана спецпредставителя генерального секретаря ООН в Ираке Стефана ди Мистуры, предусматривающего конфессиональный раздел Киркука – северной нефтяной столицы, расположенной в провинции Таамим, "в целях сохранения национального согласия и предотвращения межэтнического конфликта". Согласно плану, выделялись равные квоты курдам, арабам и туркменам в региональной администрации.

Глава Иракского Курдистана /автономного района на севере Ирака/ и лидер Демократической партии Курдистана /ДПК/ Масуд Барзани потребовал в ответ, в соответствии со статьей 140 конституции, провести откладываемый властями референдум о судьбе Киркука, назвав город "курдским Иерусалимом". В дальнейшем после нескольких неудачных попыток иракский парламент все же принял закон о выборах в 14 из 18 провинций, отложив голосование в курдском регионе /состоит их трех провинций – Дахук, Эрбиль и Сулеймания / и Таамиме на более поздний срок. Было принято решение создать депутатскую комиссию с целью поиска возможного компромисса вокруг Киркука.

Барзани выступил с резкой критикой правления аль- Малики, обвинив его "в диктаторских замашках, подрыве конституционных устоев и дискриминации курдов". Предводитель ДПК предупредил, что в случае антидемократического переворота, он вынужден будет пойти на самые радикальные шаги, чтобы защитить интересы своего народа. "Кое-кто в Багдаде возомнил, что может единолично управлять Ираком, – отметил Барзани. – Мы наблюдаем, как принимаются решения и при этом у курдов не спрашивают их мнения".

Претензии курдов на Киркук, а также на Ханакин и Санджар, куда аль-Малики направил правительственные войска, бросив вызов пешмерге – военизированным формированиям курдов, являются лишь частью проблем между Багдадом и Эрбилем. Как пишет газета "Аш-Шарк аль-Аусат", министерство нефти не утвердило контрактов, подписанных курдскими властями с иностранными компаниями в нарушение конституции. Министерство обороны, в свою очередь, отказывается платить жалование курдским партизанам и рассматривать их, "как часть иракских вооруженных сил". В ответ автономная администрация не желает делиться с Багдадом доходами от таможенных сборов на границе с Турцией, Ираном и Сирией.

По сведениям еженедельника "Аль-Ватан аль-Араби", личное богатство Барзани превышает 4 млрд долл. Состояние Джаляля Талабани – президента Ирака и председателя Патриотического союза Курдистана /ПСК, второй по влиянию организации курдов/ – куда скромнее, и оценивается в 700 млн долл. Соответствующие правительственные структуры, ведущие борьбу с коррупцией, заинтересовались ситуацией в Курдистане, но никаких институтов взаимодействия с администрацией Эрбиля, фактически независимой с войны 1991 года, не существует. Упрямый аль-Малики не намерен уступать в этом вопросе и налаживает мосты с курдской оппозицией и племенами, живущими в северных районах, которые недовольны засильем ДПК и ПСК во властных структурах. Барзани усматривает в этих действиях "повторение тактики режима Саддама Хусейна" и называет "предателями" тех, кто сотрудничает с центральными властями.

Угроза выхода Курдистана из состава Ирака, судя по всему, повлияла на окончательное решение премьера пойти на подписание соглашения с американцами после внесения существенных поправок. Тем более, что в случае захвата курдами Киркука в их руках окажется свыше 40 проц. добываемой в стране нефти. Как пишет газета "Аль-Хаят", урегулирование межобщинного конфликта в Киркуке станет испытанием на прочность постсаддамовского истеблишмента.

На предстоящих в конце января провинциальных и в конце 2009 года парламентских выборах аль-Малики, скорее всего, сформирует собственный блок "В поддержку государства закона", что позволит ему уйти от общинных и даже партийных рамок, ограничивающих его харизму. Премьер попытается сплотить вокруг себя противников религиозно-этнического принципа деления власти, положенного в основу государственного устройства после свержения диктатуры Саддама Хусейна.

"Ад-Даава" с момента создания в 1958 году ориентировалась в основном на интеллектуальную элиту шиитской общины. Успех на прошлых выборах в шиитских округах ей принес альянс с Движением садристов, имеющим широкую народную поддержку. Впрочем, как считают багдадские аналитики, несмотря на репрессии властей против "Армии Махди" – вооруженной милиции имама Муктады ас-Садра, выступившей против присутствия в стране иностранных войск, а также выход садристов из состава правительства и бойкот ими работы последних заседаний парламента, стороны смогут вновь уладить отношения на почве их общих разногласий с ВСИРИ. Как известно, имам ас-Садр является сторонником сильной центральной власти и выступает против распада Ирака.

Итак, предстоящий год покажет, какая из тенденций – центробежная или центростремительная – возьмет верх в политической жизни Ирака. И "Ад-Даава", и ВСИРИ и садристы – все поддерживают тесные связи с Тегераном. Поэтому иранская поддержка, как и благосклонность духовного вождя шиитов, верховного аятоллы Али ас-Систани, вне всяких сомнений, сыграют решающую роль в предвыборном раскладе. В случае создания альянса между ВСИРИ и двумя курдскими партиями, аль-Малики окажется в трудном положении, даже если он сумеет привлечь на свою сторону часть суннитских фракций, садристов, партии туркменов и ассирийцев.

Серьезной пробой сил станут выборы в провинциальные органы власти в конце января, которые на этот раз не будут бойкотировать суннитская элита и садристы. Следующим испытанием будут планируемые в мае и летние месяцы референдумы – по пакту безопасности с США, по вопросу о создании провинции Басра и, наконец, о судьбе Киркука. Последние опросы показывают, что по сравнению с 2005 годом тяга иракцев к религиозным партиям уменьшилась: 26,3 проц. респондентов заявляют теперь, что будут голосовать на предстоящих провинциальных и всеобщих выборах за списки независимых, 23,7 проц. – отдадут предпочтение кандидатам от светских, либеральных и демократических партий, 7 проц. – поддержат племенных вождей и традиционалистов. Остальные сохранят верность религиозным и этническим движениям.


Ботинки арабского журналиста как инструмент антивоенной пропаганды

Кадры, запечатлевшие ботинки 28-летнего журналиста Мунтадара аз-Зейди, брошенные им 14 ноября 2008 года в президента США Джорджа Буша, безусловно, запомнятся всему миру. Буш, надо отдать ему должное, не спасовал, и сумел не только увернуться, но и определить их размер. "Это был 10-й размер", – произнес глава Белого дома.

Джордж Буш прибыл с необъявленным ранее по соображениям безопасности прощальным визитом в Ирак, как уже сказано, в воскресенье, 14 ноября. Поездка в эту страну была спланирована как последняя на посту руководителя американской администрации, поскольку 20 января 2009 года он передаст полномочия избранному президенту США Бараку Обаме. В Багдаде Буш встретился со иракским коллегой Джалялем Талабани и провел переговоры с премьер-министром Нури аль-Малики. Вместе с последним Буш скрепил своею подписью заключенный ранее двумя странами договор в сфере безопасности.

Согласно этому документу, призванному заменить истекающий 31 декабря мандат ООН, последние подразделения 150-тысячного контингента США должны быть выведены из Ирака к концу 2011 года. Кроме того, все американские боевые части должны к июню 2009 года прекратить проведение самостоятельных операций .

После переговоров Буша и аль-Малики была организована пресс-конференция. Сначала все шло, как и положено на такого рода мероприятиях, но затем произошло доселе невообразимое: один из представителей местной прессы выкрикнул на арабском: "Это – прощальный поцелуй, собака, от вдов, сирот и всех убитых в Ираке", и запустил в президента США свой ботинок, за которым последовал и второй. Возмутитель спокойствия был сбит с ног офицерами спецслужб Ирака и американскими агентами. После непродолжительной борьбы его, кричащего, силой вытащили из помещения, где проходила встреча с журналистами.

Как выяснись позднее, возмутителем спокойствия стал 28-летний не состоящий в браке шиит Мунтадар аз-Зейди – сотрудник малоизвестного телеканала "Аль-Багдадия", базирующегося в Каире. Запущенные в Буша ботинки, не достигли цели -- пролетев над головой президента США они попали в стену. Глава Белого дома поспешил разрядить обстановку, призвав всех успокоиться. Позднее он сказал, что "не почувствовал ни малейшей угрозы". "Меня это нисколько не задело", – отшутился он. А местные журналисты принесли извинения за выходку коллеги. Единственной пострадавшей, сообщалось позднее, стала ... пресс-секретарь Белого дома Дана Перино, которая во время последовавшей за инцидентом свалки с испугу угодила себе в глаз микрофоном.

Возникает вопрос, что побудило аз-Зейди использовать обувь столь необычным образом? В поиске ответа на него следует отметить, что в арабском мире даже демонстрация подошвы ботинка считается проявлением крайнего неуважения. Запустить им в кого-либо – грубейшее оскорбление. В арабских СМИ, однако, инцидент и ботинки журналиста заслужили восторженные эпитеты: "исторический полет", "бросок века", "обувь аз-Зейди – лучшая обувь в мире". Сообщалось также, что один из подданных Саудовской Аравии был готов выложить за обувь репортера, которую он назвал "медалью свободы", 10 млн долларов.

Возможно, виной всему стало задержание аз-Зейди американскими солдатами в январе 2008 года. На следующий после ареста день он, сообщил в интервью агентству АП брат Мунтадара – Дирхам, был, правда, отпущен с извинениями. Ранее, осенью 2007 года, он был похищен боевиками, которые отпустили его спустя три дня после обращения телекомпании к похитителям. Тогда аз-Зейди заявил, что не знает, у кого находился в заложниках, однако его семья обвинила в этом "Аль-Каиду". В то же время Мунтадар признался, что его били, также душили собственным галстуком.

Брат журналиста мотивировал поступок Мунтадара так: "Он ненавидел как физическую оккупацию со стороны США, так и духовную оккупацию со стороны Ирана", – заявил Дирхам, подразумевая влияние проиранских шиитских клерикалов на политическую и общественную жизнь в Ираке. "Что касается Ирана, то брат рассматривает режим в Тегеране как обратную сторону американской монеты", – добавил он.

После инцидента с ботинками, репортера проверили на наличие в его крови наркотиков и алкоголя, во время допроса у него интересовались, не действовал ли он по чьей-либо указке, и не была ли это проплаченная акция. В результате, из неприметного репортера второстепенной телестанции аз- Зейди превратился для многих иракцев в национального героя, тем более, что они сыты по горло почти 6-летним американским военным присутствием и одновременно испытывают страх перед тем, что после ухода американцев их страна окажется под иранским влиянием.

Что касается выходки журналиста в арабском мире, то она была встречена с удовлетворением -- после недельного отдыха по случаю праздника жертвоприношения – Ид аль-Адха, толпе нужно было зрелище, и она это зрелище и получила. Комментарии по поводу метания обуви вот уже какой день не сходят с первых страниц газет и присутствуют в ряду главных новостей теле-и радиостанций, о нем толкуют в ресторанах, офисах, общественных местах, даже в школах. Так, учитель географии одной из начальных школ Багдада интересовался у детей, видели ли они, какого размера брошенные туфли и при этом поучал детей, что "все иракцы должны гордиться этим храбрым мужчиной, которого история будет помнить в веках".

А дочь ливийского лидера Муамара Каддафи, которая возглавляет фонд милосердия, объявила, что наградит аз- Зейди медалью за храбрость.

Психоз массового негодования поразил "арабскую улицу", требующую немедленного освобождения репортера. Темой карикатуры, размещенной одним из египетских печатных изданий на первой полосе, стал американский флаг, где вместо звезд запечатлен след от ботинка. Наблюдая эту истерию, невольно вспоминаешь события, последовавшие за терактами 11 сентября 2001 года, когда палестинцы, как дети, радовались убийству тысяч людей.

Что касается телестанции, на которую работает аз-Зейди, то она, естественно встала на его защиту, призвав власти Ирака отпустить их сотрудника. "Мы все включились в работу по его освобождению, и все организации в мире встали на нашу сторону, – сказал в Каире директор "Аль-Багдадии" Абдельхамид ас-Сайя. – Это будет проверкой для иракцев и американцев – отпустят они, или будут его судить".

Защищать интересы репортера вызвались лучшие юристы Ближнего Востока во главе с адвокатом бывшего президента Ирака Саддама Хусейна – Халилем ад-Дулейми, который назвал аз-Зейди "героем". По мнению многих юристов, максимальное наказание, которое грозит Мунтадару, два года тюрьмы или небольшой штраф. На большее судьи вряд ли пойдут, учитывая, кем он стал при жизни в арабском мире.

И все-таки нашелся коллега аз-Зейди по цеху, который осудил его, назвав инцидент с метанием обуви позерством. Курдский журналист, который вместе в Мунтадаром проходил курс журналистики в Ливане, сказал о нем: "Прискорбно, что он ничему не научился в Ливане, где нам преподавали журналистскую этику, и как быть отстраненным и нейтральным".

Однако надо признать, что на защиту иракца, как же – в рядах мучеников пополнение, встал весь арабский мир. Говорят, что особо ретивые уже взялись писать хвалебные панегирики и оды, прославляющие арабский ботинок, который, как считают многие, подвел итог деятельности Буша на посту президента США.

х х х

На состоявшемся 17 декабря в "зеленой зоне" Багдада – тщательно охраняемом районе посольств и правительственных учреждений в центре иракской столицы – судебном заседании по делу корреспондента телеканала "Аль-Багдадия" он не присутствовал. Судья, который до этого посетил Мунтадара аз-Зейди, взял у него показания для рассмотрения в присутствии судебных представителей. На заседании присутствовали братья Мунтадара – Дирхам, Удей и Майсум, а также трое адвокатов журналиста, которых предоставил ему базирующийся в Каире телеканал. От услуг Халиля ад-Дулейми, защитника бывшего президент Ирака Саддама Хусейна, журналист отказался.

По имеющейся информации, за акцию корреспонденту грозит от 7 до 15 лет тюремного заключения.

Между тем, журналист может быть и помилован, но это является исключительной прерогативой премьер-министра Ирака Нури аль-Малики. Сам виновник инцидента Дж. Буш отдал это дело "на откуп" иракским властям. Всю эту историю, признаются его приближенные, глава Белого дома считает лишь "тривиальным моментом своего президентства".

Вместо него обо всем этом думает арабский мир, который всколыхнул этот инцидент. По сути, произошло разделение на два лагеря – противников акции Мунтадара аз-Зейди и его сторонников, считающих, что таким образом "Буш получил за развязывания войны в Ираке", а брошенные в него ботинки "символизируют собой весь гнев иракского народа в отношении уходящего главы американской администрации".

В Ираке считают, что на милость Нури аль-Малики, который всегда отстаивает интересы Белого дома, рассчитывать не приходится.

В.Анчиков, Д.Зеленин, А.Антонов
Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС


 Тематики 
  1. Ирак   (59)