В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

М.Бхарадкумар: Странный ураган над Южной Азией

М.Бхарадкумар – карьерный дипломат МИД Индии в течение более чем 29 лет, был послом Индии в Узбекистане (1995-98) и в Турции (1998-2001)

Не успели в Мумбаи смолкнуть оружейные выстрелы и закончиться резня, как в Южной Азии началась напряженная дипломатическая схватка между Индией, Пакистаном и США. Две крупнейшие державы Южной Азии вступили в соперничество, значительную роль в котором должны сыграть и США. Однако, сейчас Соединеннные Штаты уже не могут выступать в роли беспристрастного и нейтрального игрока. Сейчас Вашингтон участвует в южноазиатских делах в полной мере из-за своей вовлеченности в конфликт в Афганистане, вступивший в критическую стадию. Если принять это во внимание, то южноазиатская мешанина не покажется столь странной.

Как говорил Старец из «Макбета» Шекспира: «Семьдесят лет я помню отчетливо. За это время повидал я ужасные часы и странные события, но эта жестокая ночь оставила далеко позади все, что я знал доселе».
Вашингтон, кажется, начал понимать, что рост напряженности в Южной Азии может связать ему руки. Вот почему Кондолиза Райс прибывает 3 декабря в Дели с посреднической миссией.

На сложившуюся ситуацию сумрачно поглядывает и Моссад. Одной из основных целей федаинов (предположительно, пакистанских) стали 9 евреев, включая и граждан Израиля. С ними террористы расправились особенно жестоко. Ярость Израиля не знает границ.

В то же время в опасной близости к циклону оказался Китай. Министр иностранных дел КНР Ян Цзэши обсудил кризис по телефону со своим пакистанским коллегой Шах Махмудом Курейши. Они, естественно, осудили террористические акты в Мумбаи. Затем, как сообщает агентство Синьхуа, Ян выразил надежду, что Пакистан и Индия «не утратят способность продолжать сотрудничество, поддерживать миротворческий процесс и интенсифицировать двусторонние связи на стабильной и здоровой основе». Ян сказал: «Такие меры были бы в интересах обеих стран». Ян и Курейши пообещали «усилить укрепление двусторонних (китайско-пакистанских) связей». Существенно, что Ян выразил солидарность с Пакистаном и порекомендовал Индии «умеренность». Неясно, то ли Вашингтон предложил Пекину использовать свои возможности для успокоения ситуации, то ли китайцы ведут свою собственную игру.

Ясно одно. Когда счет жертвам перевалил за 200, Индию буквально захлестнула волна скорби и ярости. Правительство в Дели было буквально до самых основ потрясено негодованием общественного мнения. Правящая партия Индийский национальный конгресс, старейшая партия Индии, которая привела страну к независимости, столкнулась с серьезной угрозой своему будущему. Все крупные политики этой партии собрались в ночь на 30 ноября в резиденции премьер-министра в Дели для того, чтобы обсудить ситуацию катастрофической потери партией популярности в глазах индийского общественного мнения. Министр внутренних дел под давлением руководства ИНК вынужден был подать в отставку из-за неспособности, несмотря на огромные возможности и полномочия, предотвратить безнаказанную атаку федаинов на крупнейший финансовый центр страны. Ведь известно, что разведка неоднократно сообщала о возможных атаках со стороны аравийского моря.

Голова нерадивого министра была принесена в жертву, но, кажется, общественное мнение это не успокоило. Рана, нанесенная индийской душе слишком глубока. Растет вероятность того, что волна ярости может склонить избирателей к поддержке правых националистов на выборах в местные органы власти и парламентских выборах в следующем году.
Общественность в Индии убеждена, что без поддержки пакистанского руководства невозможно было бы провести столь тщательно спланированную и подготовленную акцию. Индийское руководство выразило официальную позицию, в соответствии с которой оно разделяет террористические группы, базирующиеся в Пакистане и правительство этой страны. Общественное мнение этому не верит, но у правительства нет другого выбора. Фактически правительство само не верит в непричастность пакистанских спецслужб к терактам в Мумбаи. Однако признав это, оно вынуждено будет назвать случившееся собственным именем – военным нападением, учитывая гигантские масштабы произошедшего. Но это обяжет Индию ответить на случившееся военным путем, что неминуемо приведет в конце концов к ядерному конфликту.
Фактически отношения между Индией и Пакистаном, осложненные взаимными недовериями, обвинениями и обидами, находятся в состоянии хрупкого равновесия, которое может поколебать один неверный шаг. Исламабад, естественно, отвергает все обвинения в причастности к теракту. Под давлением Вашингтона он поспешно согласился с тем, чтобы директор Межведомственной разведки (ИСИ) генерал-лейтенант Ахмад Шуджа Паша направился в Дели для обсуждения ситуации. Однако это решение, явившееся результатом телефонного разговора между Райс и пакистанским президентом Асифом Али Зардари, уже вызвало недовольство пакистанских военных. Командующий пакистанской армией генерал Первез Кияни (кстати, бывший директор ИСИ) полагает, что подобные уступки Индии окажут деморализующее воздействие на пакистанскую армию.

Страсти бушуют по обе стороны границы. Учитывая внутриполитическую ситуацию в Индии, где выборы стоят у порога, для правительства крайне нежелательно выглядеть слабым в переговорах с Исламабадом. И если левые партии, презрев имеющиеся разноласия, уже выразили солидарность с правительством, призвав к «национальному единству», то правые политики не видят в этом необходимости, чувствуя возможность попасть на волне националистического негодования к вершинам власти.

В настоящее время Дели ищет поддержки у Вашингтона. Пакистанское же руководство, предвидя дальнейшее давление со стороны США, начинает угрожать, что дальнейшее сближение американцев с Индией поставит под сомнение участие пакистанской армии в антитеррористической операции в Афганистане. Пакистанское командование прекрасно знает, что использование афганского фактора может спутать все карты американцев. Учитывая присутствие в Афганистане 32000 американских военных и наличие 20000-ного персонала поддержки, игра для Вашингтона становится очень рискованной. Возможно, этим и объясняется столь поспешный визит Райс.

Кризис наступил в тот деликатный для Вашингтона момент, когда вырабатывается новая стратегия войны в Афганистане. Координатор Белого Дома по Ираку и Афганистану генерал Дуглас Лют, командующий CENTCOM генерал Петреус, шеф Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Муллен, Госдепартамент и ЦРУ должны в скором времени представить свои соображения по этому вопросу.

Афганский фактор влияет на американские интересы несколькими путями. Прежде всего, дальнейшее обострение индо-пакистанских отношений может привести к переброске на индийскую границу 100000-ного пакистанского контингента, выполняющего сейчас боевые задачи на афганском участке границы, а это немедленно скажется на ходе афганской войны. В своем последнем выступлении в Вашингтоне главнокомандующий войсками НАТО в Афганистане генерал Дэвид Мак Кирнен подчеркнул насколько важно для Вашингтона участие Пакистана в афганской войне. Он рассказал о своей встрече с Кияни в Кабуле, во время которой стороны обсудили «координацию на тактическом уровне действий вдоль границы». Он сказал о том, что увидел во время встречи «изменение образа мыслей пакистанского руководства, понявшего, что вооруженное сопротивление (афганцев) представляет собой угрозу и для Пакистана. Я впервые за несколько лет увидел волю и способности пакистанцев к проведению антиповстанческих операций по их сторону границы». Он выразил «сдержанный оптимизм» по поводу дальнейших перспектив войны, учитывая способность пакистанской армии к сотрудничеству. Сейчас Мак Кирнен больше всего боится, что пакистанцы скажут, что хотят бороться с Аль-Каедой и талибами, но не могут этого сделать, т.к. вынуждены перебрасывать боеспособные части на индийскую границу.

Во-вторых, большую роль играет фактор снабжения американских войск в Афганистане. В настоящее время 75% всех поставок американским войскам проходят через Пакистан. Более того, снабжение войск в центральном и юго-восточном Афганистане возможно только пакистанским путем (в противном случае грузы придется везти через Иран).
В-третьих, если пакистанская поддержка прекратится, талибы неминуемо выйдут к границе и тогда число жертв в натовском контингенте возрастет на порядок.

Итак, первоочередной задачей Вашингтона будет предотвратить начавшуюся конфронтацию между ядерными противниками на южноазиатском субконтиненте. Во всяком случае это будет главной целью вновь избранной администрации Обамы на ближайшее время и одновременно оселком на ее прочность.

Пакистан надеется, что американское посредничество поможет ему «сдержать» Индию. Пакистанские военные очень нервно воспринимают углубление и расширение партнерства между Вашингтоном и Дели. Примечательно, что нападение федаинов на Мумбаи подчеркивает правоту пакистанского утверждения о том, что невозможно отделить вопросы афганской войны от напряженности в отношениях между Пакистаном и Индией.

В настоящее время у пакистанских генералов есть все мотивы для подпитки напряженности в отношениях с Индией с тем, чтобы впоследствии под благовидным предлогом устраниться от антитеррористической кампании в Афганистане. У них есть очень нехорошие предчувствия по поводу будущей афганской политики Обамы. Ведь новый американский президент в своих речах не раз указывал на двойную игру пакистанских военных, которые одновременно борются против талибов и используют их как инструмент геополитического влияния в Афганистане. В настоящее время в США прорабатывается концепция вооружения пуштунских племен для того, чтобы заставить их воевать с Аль-Каедой и талибами. Это, в свою очередь, вызовет волну насилия в пуштунских районах Пакистана и оживит надежды на образование «Великого Пуштунистана». Кроме того, Барак Обама не раз предупреждал, что прикажет американскому спецназу наносить удары по пакистанской территории, если ситуация этого потребует. Для пакистанских военных это означает позор и бесчестье.

Есть и еще один момент. В случае принятия новой администрацией США «стратегии ухода» из Афганистана прорабатывается план ускоренного формирования афганской армии в составе 134000 человек. Беда для Пакистана заключается в том, что большинство военнослужащих будущей армии будут этническими таджиками. Таджики уже сейчас составляют три четверти офицерского корпуса афганских вооруженных сил. Однако, таджики традиционно были неподвластны пакистанскому влиянию, даже во время джихада 80-х годов. Подытоживая проблемы, стоящие перед Пакистаном, экс-министр иностранных дел этой страны Наджмуддин Шейх заметил: «Будущая афганская политика Обамы уже сейчас устрашает нашу страну последствиями для ее безопасности».


М.К. Бхадракумар
Перевод с итальянского А.Кузнецова
Источник: "Геополитика"





КОММЕНТАРИЙ

Афганистан, Ирак, Пакистан, Индия, Грузия, Украина – те регионы, где США стремятся нарастить свое военное и политическое присутствие – или погружаются, или же длительное время не могут выйти из состояния социально-экономического неустройства, а то и просто хаоса. К тому же эта зона хаоса стремится еще и к разрастанию, к втягивания в свою воронку сопредельные государства и регионы. Очень трудно тут отделаться от мысли, что этот хаос рукотворен и является целью политики США там, где существует дифицит их влияния. Не так уж тут и важно конструируется этот хаос, или же является следствием политики экспансионизма и преследования своих корыстных интересов, без оглядки на последствия такой политики для народов "облаготельствованных" регионов, важно констатировать этот факт и проводить такую политику, которая максимально ограничивала бы активность США в сопредельных с Россией регионах.

 Тематики 
  1. Пакистан   (57)
  2. Индия   (282)
  3. Радикальный исламизм   (241)
  4. АТР   (152)