В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Россия согласна участвовать в строительстве трансокеанского никарагуанского канала.

Одним из итогов встречи Дмитрия Медведева с Даниэлем Ортегой стало согласие Москвы рассмотреть свое участие в строительстве трансокеанского никарагуанского канала. Этот амбициозный проект стоимостью 18 млрд долларов создает альтернативу знаменитому Панамскому каналу, находящемуся в сфере интересов США. Появление такой альтернативы явно выгодно Каракасу и Пекину. Участие в проекте еще и Москвы может сильно разозлить Вашингтон, благо, деньги в Америке считать умеют.

Впервые о том, что Москва готова помочь Манагуа в строительстве трансокеанского канала, в конце сентября заявил глава МИД этой страны Самуэль Сантос. Он также заметил, что данный вопрос уже обсуждался в ходе встречи российского вице-премьера Игоря Сечина с президентом Никарагуа Даниэлем Ортегой.


«Чавес хочет переориентировать нефтяные экспортные потоки с США на Китай, и в Манагуа уверены, что КНР может вложить в строительство канала огромные средства» Однако именно в четверг в рамках визита никарагуанского лидера в Кремль подтверждение этой информации поступило от российской стороны, причем на самом высоком уровне. «Наши партнеры высказали интерес, чтобы привлечь российских партнеров к проекту создания межокеанского канала на международно-правовой основе. Такого рода идеи будут служить обеспечению безопасности в регионе и в мире, и мы смотрим на этот проект с интересом», – заявил президент России Дмитрий Медведев после встречи с коллегой из Никарагуа.

В совместном заявлении двух президентов отмечено, что участие российского государственного и частного секторов в этом проекте будет «внимательно рассматриваться в свете серьезной активизации отношений России и Никарагуа в финансово-экономической сфере».

Отметим, что идея строительства альтернативного Панамскому трансокеанского канала в Никарагуа вылилась в, наверное, самый масштабный латиноамериканский проект за последние десятилетия. Причем имеющий глубокие исторические корни.

В конце XIX века Колумбия (частью которой была тогда Панама) и Никарагуа боролись за право построить на американские деньги канал, соединяющий Тихий и Атлантический океаны. В итоге США отказались от варианта Никарагуа из-за двух действующих вулканов на территории страны, а также из-за большей протяженности местности, по которой должен был пройти канал.

В 1903 году США поддержали требование Панамы об отделении от Колумбии и получили в обмен на это в собственность зону для строительства. За 15 лет работ по созданию канала, который стал одним из самых масштабных и сложных технических объектов в мире, погибли около 27,5 тыс. человек. Он контролировался США вплоть до 31 декабря 1999 года, после чего был передан правительству Панамы.

Тем не менее никарагуанское правительство не оставило попыток найти инвесторов на свой канал в Европе и Японии, однако Штаты поступили в свойственном им в то время ключе – попросту направили в 1909 году в республику свои войска и сменили там правительство, блокировав любые попытки разработки проекта Никарагуа.

А в качестве подстраховки в 1916 году Вашингтон заключил с Манагуа договор, закрепляющий эксклюзивные права на строительство канала в Никарагуа в обмен на 3 млн долларов. Срок этого договора истек в 70-х годах, однако в следующее десятилетие рассматривать возможность воплощения грандиозного проекта было сложно – страну раздирала гражданская война между сандинистами Ортеги и проамериканскими контрас.

Наконец, только в 90-х годах Никарагуа, 45% населения которой находятся за чертой бедности, вернулась к разработке своего излюбленного проекта, а окончательный старт «великой стройки» был дан в октябре 2006 года, когда тогдашний президент страны Энрике Боланьос Гейер объявил конкретные параметры будущего «Великого межокеанского никарагуанского канала».

Согласно плану, канал должен пройти по озеру Никарагуа и по руслу реки Сан-Хуан. Объявленная тогда стоимость проекта – 20 млрд долларов (при ВВП всей страны в 5 млрд). Необходимые трудовые ресурсы – 20 тыс. рабочих, необходимые временные – 12 лет.

При этом экономическая целесообразность проекта основывалась на справедливой уверенности, что Панамский канал устаревает и больше не может в полной мере удовлетворять транспортные потребности региона. Действительно, из-за недостаточной ширины (всего 33 метра) им не могут пользоваться крупногабаритные суда, использующие набирающие популярность контейнеры до 56 метров в ширину.

Однако серьезный удар по никарагуанским планам нанесла начавшаяся в сентябре 2007 года модернизация Панамского канала. Как ожидается, работы по расширению транспортной артерии продлятся до 2014 года и потребуют 5,25 млрд долларов. Модернизация позволит удвоить пропускную способность Панамского канала до 600 млн тонн грузов в год и даст возможность обслуживать те самые крупногабаритные суда.

После этого разговоры о «Великом межокеанском никарагуанском канала» заметно поутихли, но в сентябре 2008 года Манагуа заявила, что ее канал все равно сможет составить серьезную конкуренцию Панамскому, и объявила более подробные параметры своего проекта.

Протяженность канала должна составить 286 километров, глубина – 22 метра, максимальная ширина фарватера – 114 метров. Благодаря этим параметрам никарагуанским водным коридором смогут пользоваться крупнотоннажные морские суда грузоподъемностью до 270 тыс. тонн, в то время как его панамский конкурент может пропустить транспорты не более 70 тыс. тонн, а после модернизации, которая должна быть завершена к 2015 году, – все равно не более 130 тыс. тонн.

К тому же в никарагуанском канале запланировано четыре шлюза, которые будут поднимать суда на 60 метров над уровнем моря (против 26 метров в Панаме). Снижена (правда, ненамного) и стоимость проекта – до 18 млрд долларов.

Власти Никарагуа рассчитывают, что канал будет загружен за счет растущего товарооборота между Китаем и странами Латинской Америки. Учитывается и тот факт, что венесуэльский лидер и большой друг Ортеги Уго Чавес хочет переориентировать нефтяные экспортные потоки с США на Китай. В Манагуа уверены, что КНР готова возить нефть из Венесуэлы гигантскими танкерами, ввиду чего может вложить в строительство канала огромные средства.

По мнению эксперта Центра политической конъюнктуры Максима Минаева, заинтересованность Москвы в масштабном проекте Никарагуа свидетельствует, в первую очередь, о том, что Россия будет перманентно увеличивать свое присутствие в регионе. «Подобный проект и начало реализации его уже само по себе будет свидетельствовать о появлении России там вновь после 80-х годов, причем о появлении фундаментальном, поскольку речь идет о привлечении серьезных бизнес структур. Нельзя не исключать, что создание проекта потребует какой-либо силовой поддержки», – отметил эксперт в беседе с корреспондентом газеты ВЗГЛЯД.

«Естественно, что этот альтернативный Панамскому проект – это удар по экономическим и внешнеполитическим интересам США в Латинской Америке, – продолжает Минаев. – Во время президентства Буша было заметно, что Вашингтон никакой устойчивой активности в этом регионе не проявлял, свои позиции утрачивал, давал возможность приходу к власти и упрочнению оной новым социалистам. По всей вероятности, в кабинете Обамы латиноамериканское направление, конечно, не будет ключевым, но, в любом случае, в 2009 году они будут формулировать какой-то новый вектор».

Что касается экономики, то для России, отмечает эксперт, сама возможность строительства этого канала – это один из немногих пунктов, по которому российский бизнес может придти в Никарагуа. «Очень сложно назвать сегменты бедной никарагуанской экономики, которые мы можем освоить», – говорит Минаев.

«При этом важно отметить, что курс, практикуемый СССР с конца 70-х и до начала 90-х годов, когда Ортега вел борьбу с контрас, а Москва практически безвозмездно предоставляла повстанцам вооружение и финансовую помощь, не повторится. Сейчас уже идет речь не о безвозмездной поддержке пророссийского режима, а о таком сотрудничестве, которое было бы выгодно обеим сторонам», – резюмирует эксперт.


Роман ФедосеевИсточник: "Взгляд "

 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)
  3. Китай   (646)
  4. Латинская Америка   (187)