В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Москва и Вашингтон получили шанс?

Сегодня в Москву прибывает бывший госсекретарь США Генри Киссинджер. Недавно он вместе с другими бывшими главами американской дипломатии выступил с прогнозом развития отношений между Вашингтоном и Москвой при новом президенте США Бараке Обаме. Свое видение будущего российско-американских отношений в написанной специально для "Ъ" статье изложил ИГОРЬ ИВАНОВ, который с 1998 по 2004 год возглавлял МИД РФ, а затем по 2007 год был секретарем Совбеза.

20 января Барак Обама вступит в должность президента США. После этой даты новая американская администрация и будет принимать решения по ключевым вопросам внутренней и внешней политики. Надо представлять себе невиданный за последние десятилетия груз проблем, который ляжет на плечи нового лидера США. Прежде всего это финансовый и экономический кризис, война в Ираке и Афганистане. По сути речь идет о новой роли США в мире — далеко не той, что была раньше.

Когда состоится российско-американская встреча на высоком уровне, наверное, говорить рано. Но совершенно очевидно, что начинать готовиться к ней надо уже сейчас, а ее результатом должны стать решения, имеющие стратегический характер. Сегодня уже недостаточно просто встретиться, чтобы "посмотреть друг другу в глаза".

Кто виноват?

Недавно бывшие госсекретари США Джеймс Бейкер, Генри Киссинджер и Колин Пауэлл призвали власти своей страны к диалогу и вдумчивому отношению к сотрудничеству с Россией. Они, как и многие другие, знают, что для России и США сейчас пришло время серьезного мозгового штурма, обсуждения, подготовки того, что на специфическом дипломатическом языке называется позитивной повесткой дня. Смысл этого выражения можно сформулировать так: стороны понимают, чего не хотят друг от друга, но еще до конца не знают, чего хотят.

Совершенно очевидно, что нынешние отношения между Москвой и Вашингтоном никого не удовлетворяют. Ни Россию, ни США, ни другие страны и группы стран, например Евросоюз. Во время недавнего кризиса вокруг Южной Осетии очень чувствовалось: европейские лидеры и вообще все те, кто с самого начала понимал, кто напал первым и почему, воспринимали происходящее как побочный продукт деградировавших отношений между США и Россией. Причем такой продукт, который осложнил жизнь ЕС. То есть Вашингтон создавал проблемы Москве, а "проблема" вдруг решила начать войну, от которой Европа пострадала не в последнюю очередь. Европейцы в результате проявили неожиданную активность в роли арбитра конфликта, сделав то, чего американцы — с их нынешним уровнем отношений с Москвой — не только не хотели, но и не могли бы добиться.

В целом всем понятно, что те модели отношений между США и Россией, которые существовали после 1991 года, очевидно, исчерпали себя. Нельзя вернуться к той, которая существовала между Москвой и Вашингтоном при Билле Клинтоне, особенно вначале. Нельзя повторить то, что было при Джордже Буше. Потому что обе модели не сработали. Придется выстраивать новую модель. Какую — в этом вопрос.

Давайте посмотрим, как мы подошли к нынешней ситуации. Можно долго рассказывать, что было между Москвой и Вашингтоном после 1991 года. А вот чего в их отношениях не было, хотя, как мы сегодня видим, должно было быть? Если коротко, то после распада СССР наши отношения не были адаптированы к новым реалиям. Они поддерживались де-факто без обновления их юридически оформленных принципов, без совместно выработанных новых обязательств друг перед другом.

Даже в годы идеологической войны и блоковой конфронтации отношениям наших стран были присущи элементы партнерства. Это было, главным образом, партнерство в сфере поддержания стратегической стабильности. Существовали неписаные, но вполне определенные правила игры, которые для обеих сторон жестко обозначали границы дозволенного и устанавливали "красные линии". Без взаимного соблюдения этих норм и ограничителей вряд ли удалось бы преодолеть, скажем, берлинский или кубинский кризисы.

Почему же эти ограничители и "красные линии" затем исчезли? Потому что в США зазвучали рассуждения о победителях и проигравших в холодной войне, которые изначально были запрограммированы на свертывание партнерства США с Россией.

Конечно, долго такая модель отношений существовать не могла. Российско-американские отношения вступили в фазу восстановления равноправия, которая оказалась сложной и затяжной, но объективно неизбежной. Потому что нормальное сотрудничество, а тем более партнерское, может строиться только на равноправной основе.

Реальный шанс начать выстраивать отношения партнерства появился после террористической атаки 11 сентября 2001 года. Россия, несмотря на всю сложность накопившихся у нее к тому времени проблем с Америкой, решительно поддержала США и создание международной антитеррористической коалиции. Москва словом и делом подтвердила, что российско-американское партнерство сохраняет для нее непреходящую значимость — как для двусторонних отношений, так и для глобальной стабильности.

Российско-американские отношения обрели второе дыхание, но, увы, ненадолго. Почему же оно оказалось таким коротким?

За эти полтора десятилетия Россия не предпринимала шагов, которые бы шли против интересов США или их безопасности. Можно дискутировать о причинах такой позиции: не хотели или не могли? Но остается фактом: таких шагов не было. Чего не скажешь о поведении США. Вспомним войну против Югославии, которая велась под руководством США. Или разрыв договора по ПРО 1972 года, Ирак, расширение НАТО. А еще создание ПРО в Европе и подстегивание "цветных революций" по периметру России. Приходилось часто слышать от американских партнеров, что Москва не должна была воспринимать все эти действия как продуманную антироссийскую стратегию. Америка и впрямь имела несколько иную цель: строила свой однополярный мир. Но это строительство или не учитывало интересы России, или было направлено против них.

И что мы (да и США) в итоге получили? Множество проблем. Кроме того, серьезно разладился механизм взаимодействия на международной арене.

Бесспорно, в современном мире роль отношений России и США уже не сопоставима с той, что была прежде. Прежде весь мир зависел от них. Но и сегодня эти отношения, несомненно, влияют на общий международный климат.

Можно, разумеется, пытаться решать отдельные мировые проблемы без участия России — впрочем, сейчас уже и без участия США. Но ни одна из крупных проблем стратегической стабильности не может быть решена без их конструктивного взаимодействия.

Нынешний финансовый кризис высветил более глубокий кризис управления системой международных отношений. Финансы обрушились первыми, потому что здесь глобализация зашла дальше всего. Но и в мировой политике происходит то же самое, только с отставанием на полшага. И экономика, и политика изменились, а механизмы управления ими остались по сути как при холодной войне. А это путь в никуда.

Встреча "двадцатки" в Вашингтоне 15 ноября дала начало процессу реконфигурации не только международных финансов. Впереди гигантская задача формирования многополярной системы международных отношений. Серьезного переосмысления требуют и российско-американские связи.

Что делать?

Перемены — и глубокие общие, и в российско-американских отношениях — нужны не потому, что в США избран новый президент. А потому, что это веление времени. Тем не менее приход новой администрации открывает дополнительные возможности для конструктивного диалога по этому вопросу.

Если попытаться заглянуть на несколько десятилетий вперед, будет нетрудно убедиться, что есть глобальные проблемы: терроризм, угроза распространения оружия массового уничтожения, изменение климата, техногенные катастрофы, инфекционные болезни и т. д., которые будут сопровождать нас и по которым Россия и США могут и должны быть стратегическими партнерами. Партнерство — это обоюдный выбор, который предполагает строительство отношений, ориентированных на длительную перспективу и основанных на таких принципах, как предсказуемость, транспарентность, взаимное доверие. Необходимы и тесные консультации с целью избежать неприятных ситуаций друг для друга. Только на такой основе можно найти адекватные ответы на угрозы и вызовы XXI века.

Возможно ли такое партнерство между Россией и США? При наличии политической воли с обеих сторон — да. Но и работа потребуется титаническая, чтобы разгрести накопившиеся за последние годы завалы и начать закладывать новый фундамент.

Очень многое в наших отношениях до сего дня строилось на личных контактах президентов. Эти контакты будут и впредь оставаться ключевым звеном российско-американского диалога, давать ему политический импульс. Но чтобы он не утонул в сопротивляющейся среде, как это, к сожалению, бывало в прошлом, новую систему взаимоотношений надо строить на многих уровнях и подуровнях сразу. Плести кружево, постепенно превращая его в плотную ткань двусторонних отношений. Иными словами, принципиальные договоренности на уровне президентов должны трансформироваться в конкретные решения и дела через разветвленную сеть двусторонних рабочих механизмов по ключевым направлениям сотрудничества.

Военно-политический диалог остается в российско-американских отношениях несущей конструкцией сотрудничества. Особое место в нем принадлежит вопросам безопасности и контроля над стратегическими вооружениями — они критически важны не только для общих отношений между Россией и США, но и для мировой политики. Именно здесь позитивный старт способен активизировать взаимодействие на других направлениях, дать наиболее ощутимые и долговременные результаты.

Принципиальная договоренность о заключении нового российско-американского юридически обязывающего соглашения по стратегическим вооружениям могла бы стать важным итогом встречи президентов России и США. Новый взгляд требуется на экономическое сотрудничество. Его масштабы и взаимное проникновение должны со временем стать тем амортизатором, который мог бы сдерживать или хотя бы ослаблять негативные последствия разногласий в других областях.

Деловые отношения складываются из многочисленных человеческих связей. Поэтому консультативный механизм требуется и на уровне гражданского общества. В его работе могли бы принять участие представители политических и общественных кругов, СМИ, деятели науки и культуры — все те, кто влияет на формирование общественного мнения в России и США.

Конструктивная российско-американская повестка дня потенциально намного превышает накопившийся в двусторонних отношениях негатив. Чем скорее и полнее этот потенциал будет задействован, тем будет лучше для всех.


Игорь Иванов
Источник: "Коммерсантъ"






КОММЕНТАРИЙ

Что мешает политическому партнерству России и США? Идеологических оснований для политического противостояния, казалось бы, уже нет. Россия декларирует те же ценности демократии и либерального рынка, что и США. Конечно, США имеют основания заподозрить Россию в отходе от этих ценностей и в изменении политического режима в сторону "автократии". Но разве сами США не отходят от декларируемых ими же ценностей, в условиях когда текущая ситуация угрожает их безопасности? Можно ли было себе представить еще только год назад, что США пойдут на фактическую национализацию своих крупнейших компаний на финансовом и ипотечном рынке, тем самым опровергая ими самими с пеной на губах отстаиваемые ранее ценности либерального рынка?

Совершенно очевидно, что все аргументы, оправдывающие противостояние, являются лишь поводом к тому, чтобы следовать укрепившейся в сознаниях политиков волевой установке на противостояние, все эти аргументы настолько малозначимы и поверхностны, что с позиции разума ничего не стоило бы отказаться и больше никогда к ним не прибегать. Но время идет, президенты сменяют друг друга, а российско-американские отношения все ближе подходят к черте, за которой скрытое политическое противоборство грозит перейти к открытому военному конфликту.

Очень жаль, что метаисторический фактор, объясняющий скрытую природу и этого и иных политических противостояний нашего времени, так до сих пор и не востребован, обрекая таким образом человеческое сообщество и далее быть заложником привносимых, агрессивных политических инстинктов.

 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)