В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Кто стоит за терактом в Мумбаи?

Ленты новостей принесли известие о том, что в крупнейшем деловом центре Индии — г. Мумбаи (быв. г. Бомбей) произошел чудовищный по своему замыслу террористический акт: террористы из ранее неизвестной группировки «Даккан Муджахеддин» открыли стрельбу по людям, произвели взрывы в нескольких местах города и захватили в заложники проживающих в нескольких отелях города гостей этого делового центра, взорвав при этом жемчужину отелей — пятизвездочный отель «Тадж-Махал». Причем по размаху нынешний теракт превзошел теракт двухлетней давности, когда в том же Мумбаи на вокзале был взорван пассажирский поезд. Так кто же в действительности стоит за нынешним терактом? Как получилось, что Индия, страна, экономика которой занимает ведущее место среди самых быстро развивающихся экономик мира (наряду с другими странами — членами так называемой группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), в последние два года оказалась захлестнутой волной насилия и терроризма?

При анализе различных факторов, относящихся к разгулу терроризма и насилия в Индии, необходимо учитывать следующее — этносепаратистская и экстремистская деятельность в Индии имеет многолетнюю историю. Достаточно вспомнить, что от рук террористов погиб премьер-министр Индии Раджив Ганди (1988), так же как ранее, в 1984 г., погибла его мать Индира Ганди, дочь первого премьер-министра независимой Индии Джавахарлала Неру. Тогда оба преступления носили ярко выраженный этнический характер. В первом случае — «тамильский», поскольку Р. Ганди погиб от руки террористки-смертницы из экстремистской этнической группировки ТОТИ («Тигры освобождения Тамил Илама»). ТОТИ уже много лет ведет вооруженную борьбу с правительством Шри-Ланки, представляющим сингальское большинство этого островного государства — южного соседа Индии. Во втором случае — «сикхский», поскольку террористы — убийцы И. Ганди были сикхами, принадлежащими к одной из ведущих религиозных общин многонациональной Индии. В обоих случаях теракты были местью этнических экстремистов за политику, проводимую правительствами Р. Ганди и И. Ганди в отношении этнических меньшинств. В первом случае это была месть за ввод контингента индийских войск на территорию Шри-Ланки по просьбе правительства этой страны для оказания официальной поддержки в борьбе против тамильских сепаратистов. Во втором — месть сикхов за осаду правительственными войсками сикхской святыни — Золотого храма в г. Амритсар, с целью изгнания оттуда сикхских экстремистов, участников незаконного сепаратистского движения за создание независимого государства сикхов, так называемого государства Халистан. Теракты в Индии с начала 80-х гг. прошлого века стали регулярно происходить в различных штатах этой страны (Ассам, Нагаленд, Трипура и др.). Но это были, так сказать, теракты местных этносепаратистов, носящие скорее локальный, т.е. индийский характер.

В случае с терактами в Мумбаи в 2006 г. и в ноябре 2008 г. угроза терроризма для Индии проявилась как часть глобальной угрозы международного исламистского терроризма, ставшего остро актуальным после известных событий 11 сентября 2001 г. в США. Такой вывод следует из анализа поступающей информации о неизвестной ранее террористической группировке «Даккан Муджахеддин» (название которой можно перевести с урду как «Борцы за веру Даккана»), причисляемой к террористической организации «Аль-Каида». (Согласно последней информации, террористы — лица южноазиатской национальности, говорящие на хинди и урду.) По всей видимости, как и два года назад (2006), эта новая террористическая группировка принадлежит к одной из разбросанных по всему миру ячеек «Аль-Каиды» или движению «Талибан», тесно связанных с террористами, действующими на территории индийского штата Джамму и Кашмир и принадлежащими к так называемому исламорадикализму.

Премьер-министр Индии М. Сингх уже прозрачно намекнул на причастность к этому теракту Пакистана, что, в общем, уже стало традиционной позицией Индии. Ведь, как предполагается, террористы и исламистские боевики, действующие в индийской части Кашмира, проникают туда с территории Кашмира, находящейся под пакистанским контролем, — так называемого «Азад Кашмира», сквозь «прозрачные» границы. Вполне вероятно, что и на этот раз террористы из «Даккан Муджахеддин» проходили подготовку на территории соседнего с Индией Пакистана. После ухода с политической арены Пакистана бывшего президента этой страны Первеза Мушаррафа новоизбранные демократическое правительство Пакистана и президент Али Асеф Зардари оказались не в силах справиться с волной террора и насилия, захлестнувшей Пакистан. Она исходит из приграничной с Афганистаном зоны племен на северо-западе страны (из Северо-Западной пограничной провинции Пакистана). Как предполагают большинство аналитиков по международному терроризму, именно там нашли убежище остатки группировки «Аль-Каиды» и движения «Талибан», не разгромленные в Афганистане. Именно сейчас эти силы пришли в себя и осуществляют террористическую деятельность в Пакистане и, как показывают последние события, теперь очевидно, и в Индии. По сообщениям западных СМИ, мотивом террористов является освобождение из индийских тюрем находящихся там экстремистов. Однако их цели гораздо опаснее — они рассчитывают запугать правительство Индии, создать обстановку хаоса и насилия в стране и в конечном счете оказать «братскую» поддержку боевикам-исламистам в индийском Джамму и Кашмире.

Таким образом, волна террора захватила уже весь регион Южной Азии. По всей видимости, в ближайшем будущем все мы, к сожалению, станем свидетелями увеличения числа терактов исламорадикалистов, которые будут осуществляться с еще большим размахом и в Пакистане, и в Индии, а также, вполне вероятно, в других странах региона. К сожалению, приходится признать, что, несмотря на растущие экономические показатели, Индия — один из предполагаемых экономических гигантов к середине нынешнего столетия — стала страной, на которую распространилась деятельность международных исламистских террористических сетей. Сетей, протянувшихся от индонезийского острова Бали в Юго-Восточной Азии и китайской провинции Синьцзян (уйгурский исламский экстремизм) до Среднего и Ближнего Востока и Центральной Азии, Кавказа и Западной Европы. И не важно, какую окраску носит эта террористическая деятельность, будь то в Индии, или в Ингушетии, или в Великобритании. Важно то, что мир в этом столетии столкнулся с растущими вызовами международному сообществу в виде терроризма и экстремизма — явлением не новым, но получившим глобальный аспект. Международному сообществу необходимо найти меры противодействия этим вызовам, и чем скорее, тем лучше. В противном случае волны террора и насилия грозят захлестнуть весь мир. А теракт в Мумбаи — это часть общего террористического тренда, который, можно сказать, является еще и порождением глобализации.

В.И. Сотников
Источник: "Институт Ближнего Востока "



* * *

В поисках кукловодов

Кто стоит за этой жестокой и тщательно спланированной атакой, еще предстоит выяснить. Названия группировок, взявших на себя ответственность, ни о чем не говорят. Но однозначно – финансирование было серьезным: слишком основательно террористы подготовили свою атаку. Индийские спецслужбы в качестве одной из версий отрабатывают причастность Пакистана. В Индию вылетел глава пакистанской разведки для помощи в сборе информации. Почему атаковали именно Мумбаи? Пакистан ли, или какие-то третьи силы так желали подорвать Индию?

В истории Индии терактов было немало, но таких – еще никогда. Детали террористического нападения говорят о том, что в этой акции все было продумано до мелочей. Прежде всего – место. Террористы могли напасть на европейских туристов в курортном Гоа. Или захватить отели в Ахмадабаде – там несколько лет назад индуисты устроили мусульманские погромы. Но был выбран Мумбаи.

Здесь – всё сразу. И смешанное население – индуисты, мусульмане, буддисты, даже иудеи и уж совсем экзотические зороастрийцы. Мумбаи – это треть поступлений в бюджет, 40% внешней торговли, офисы крупнейших компаний, биржа, крупнейшие киностудии. Так что теракты в Мумбаи – удар по имиджу страны. «Это самый посещаемый иностранцами из всех городов Индии. Там анклавы, колонии. Выходцы из Англии там живут, много россиян», – комментирует Сергей Алексеев, в 1988-1993 гг. – собственный корреспондент Центрального телевидения в Индии.

Теракты в Мумбаи были и раньше. В 1993-м и в 2006-м. Погибли сотни людей, но теперь среди жертв теракта – туристы, иностранцы. И это тоже не случайно.

Теракт был подготовлен тщательно, и денег на это не жалели. Итак, группы боевиков одновременно захватили сразу несколько объектов. Для этого их нужно было доставить в город, развезти по объектам, вооружить. Террористы знали тактику боевых действий в городских условиях. Они сопротивлялись спецназу больше двух суток – то есть знали, как действуют силовые подразделения, освобождая заложников. Вероятно, учил боевиков человек, не чуждый спецслужбам. «Сам характер операции дает основание считать, что это часть большого плана, который провоцирует нестабильность в момент финансового кризиса. Провокационный характер этот мне, например, кажется очевидным», – отмечает Олег Нечипоренко, генеральный директор Национального антитеррористического фонда России.

Ответственность за теракты взяли на себя исламистские группировки «Деккан муджахидин» и «Индийский джихад». Впрочем, это ничего не означает: раньше про эти группировки никто ничего не слышал. Вроде бы среди задержанных есть боевики группировки «Лашкар-э-Тайба» – «Легион правоверных». Ее, кстати, подозревали в организации терактов 11 сентября в Нью-Йорке. Но обычно эта группировка действует на территории штата Джамму и Кашмир – спорных территорий между Индией и Пакистаном. Оттого сразу родилась версия – за нападением стоят пакистанские спецслужбы.

Конфликт из-за Кашмира, три четверти населения которого составляют мусульмане, начался еще в 1947 – сразу после раздела бывшей английской колонии на собственно Индию и Пакистан. Обе страны считают территорию своей, и у каждой есть свои аргументы.

В случае с терактами в Мумбае все выглядит так, будто кто-то намеренно старается всех убедить: это все пакистанцы устроили. Но пакистанские экстремисты совершают теракты и нападения в первую очередь внутри своей страны. Даже бывшего президента – Первеза Мушаррафа, который дружил с талибами и говорил, что ислам – это стержень нации, пакистанские радикалы считали предателем интересов мусульман. А уж нынешнее прозападные руководители страны для них и вовсе враги. «Я думаю, это не Пакистан и не Индия. Это некая третья сила. И тут мы опять выходим на «Аль-Каиду», – говорит Александр Игнатенко, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ.

И тут уместно вспомнить, что в 80-е годы именно в пакистанском Пешаваре находилось представительство ЦРУ, откуда курировалась вся деятельность афганских боевиков и центров их подготовки в Пакистане. Именно тогда инструкторы из ЦРУ придумали организацию «Аль-Каида» и нашли ей подходящего руководителя – упертого радикала из Саудовской Аравии Усаму бен Ладена. И хоть офис ЦРУ в Пешаваре давно закрыт, вряд ли можно поверить, что старые связи потеряны.

В Пакистане, где население – 160 миллионов, понимают, что в войне с почти полуторамиллардной Индией им будет трудно устоять. И провоцировать восточного соседа не любят. Однако кому-то было крайне важно показать, что Нью-Дели, претендующий на ведущие роли и в мировой экономике, и политике, не может контролировать ситуацию в своей стране.


Андрей МЕДВЕДЕВ
Источник: "Институт религии и политики"






КОММЕНТАРИЙ

Силы радикального исламизма, очевидно, являются непосредственным исполнителем этого теракта, но следует добавить к этому еще и то, что эти силы действуют не хаотично, а целенаправленно, следуя своим как глобальным, так и региональным целям. Почему же именно Индия вдруг стала целью международного радикального исламизма? Почему террористические акты, имевшие ранее локально-ограниченные масштабы приобрели вдруг глобальное измерение?

В ответе на этот вопрос стоит обратить внимание на обоюдное решение Индии и США укрепить американо-индийское стратегическое партнерство, на условиях, способствующих расширению ядерного арсенала Индии, причем без принятия ею требования договора о нераспространении ядерного оружия (признаного США, Россией, Великобританией, Францией, Китаем). Это одностороннее решение США было мотивировано желанием учредить коалицию для борьбы с "исламским террором", что было публично заявлено, но подразумевало также последующее и столь желательное для США втягивание Индии в конструируемые США глобальные проамериканские международные структуры вне ООН ("Альянс демократий").

Возможность сотрудничества с США в сфере ядерных технологий, с одновременным расширением своего ядерного арсенала, заставило Индию забыть об осторожности, ведь этим свом шагом Индия вольно, или невольно, но подрывает как безопасность Пакистана, так и Китая, который до этого времени исходил из концепции "минимального стратегического средства устрашения", вне зависимости от того, что декларативно свой шаг Индия объясняет необходимостью "борьбы с исламским террором".

Не прошло и двух месяцев с момента подписания Индией и США этой "ядерной сделки" (см. "Вокруг ядерной сделки Индии и США "), мотивируемой борьбой с исламским террором, как вылазки исламских террористов не заставили себя ждать и вот уже Индия под их ударом. При этом отношения с Пакистаном все более накаляются, а отношения с Китаем могут быть пересмотрены последним, в свете предстоящего наращивания Индией своего ядерного арсенала и участившимися случаями участия Индии в военно-морских учениях с участием США, Австралии и Японии (см. М.К. Бхадракумар: "Индия держит ключи от картины мира НАТО"), которые воспринимаются Китаем как попытки ограничения его влияния в азиатском регионе. Вот такая цена стратегического партнерства с США вырисовывается для Индии, таким образом Индия с постепенностью втягивается в воронку американской стратегии в регионе.

 Тематики 
  1. Индия   (283)
  2. Пакистан   (57)
  3. АТР   (152)
  4. Радикальный исламизм   (241)
  5. Мир под эгидой США   (1322)