В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Мировой финансовый кризис, как он видится в странах Азии

Южная Корея: десять лет спустя страна на пороге нового кризиса

"Второго валютного кризиса в Южной Корее не произойдет", с уверенностью заявил 8 июня 1998 года ныне бывший президент страны Ким Дэ Чжун, выступая на завтраке с представителями Нью-Йоркской фондовой биржи во время своего второго в жизни визита в эту цитадель американского свободного предпринимательства. Пророческими эти заверения, к сожалению, назвать теперь нельзя: спустя десять с небольшим лет Южная Корея вновь отчаянно ищет пути выхода из финансовой пропасти, созданной крахом ряда крупнейших финансовых институтов США.

Первый валютно-финансовый кризис, получивший название "Азиатского", настиг государство на юге Корейского полуострова в конце 1997 – начале 1998 гг. К тому времени Южная Корея уже три десятилетия показывала среднегодовые темпы экономического роста на уровне 8,6 проц. и превратилась в 11-ю крупнейшую торговую державу мира. На протяжении жизни менее чем двух поколений страна утвердила себя как мировой лидер в строительстве судов, производстве электроники, полупроводников и автомобилей.

Ведущие мировые финансовые рынки позитивно оценивали экономические достижения РК, включая стабильно высокие темпы роста, умеренную инфляцию, высокий уровень национальных сбережений, номинальный внешний долг и значительное активное сальдо государственного бюджета. Однако тень на эти впечатляющие достижения бросали трудности, переживаемые ведущими промышленными конгломератами /чеболь/ и финансовыми институтами. В такой ситуации у международных инвесторов возникли определенные сомнения, что привело в конце 1997 года к оттоку капиталов и возникновению серьезного кризиса ликвидности. Сказалась и слабость экономической структуры страны, сложившейся в годы быстрого экономического роста, а также нестабильность международного финансового рынка.

В ноябре 1998 года в Пекине Ким Дэ Чжун среди главных причин валютно- финансового кризиса назвал именно закулисные сделки между политиками и большим бизнесом, контролируемую государством систему финансирования и коррупцию, которые господствовали в то время в обществе.

Разразившийся в стране кризис создал также серьезные проблемы в плане безработицы. В результате финансового кризиса 1997 года 1,49 млн человек в Южной Корее потеряли работу, по 10 тыс. человек ежедневно лишались источников существования и 58 тыс. компаний, особенно мелких и средних, разорились. Согласно сделанному в апреле 1998 года президентом РК Ким Дэ Чжуном признанию на встрече с британскими промышленниками, "страна столкнулась с самыми серьезными испытаниями с момента Корейской войны 1950-53 гг.".

Тогда же, в декабре 1997 года, на президентских выборах впервые победил лидер оппозиции Ким Дэ Чжун, который сформировал в феврале 1998 года новое правительство, положившее конец полувековой эре авторитарного правления военных диктаторов. С большой долей вероятности можно сказать, что кризис облегчил новой власти проведение широкомасштабных реформ в целях национального развития. Президент Ким Дэ Чжун приступил к разрушению системы тайных сговоров между крупными корпорациями и политиками, освобождению банков от государственного контроля и выкорчевыванию коррупции. Новые экономические реформы проводились параллельно с углублением демократических процессов и развитием свободной рыночной экономики.

Под давлением центральной власти крупнейшие конгломераты были вынуждены тогда пообещать, что помогут выполнению пяти задач реструктуризации: повышению прозрачности путем использования единых форм финансовой отчетности, ликвидации практики перекрестных долгов между филиалами, улучшению структуры капитала компаний, сосредоточению усилий на основных видах производства и развитию сотрудничества с малым бизнесом, а также повышению правовой ответственности и отчетности со стороны основных держателей акций и менеджеров. Реализация всех этих мер была подкреплена принятием соответствующих законов.

Укрепив гарантии социальной безопасности для безработных, правительство приняло тогда же ряд мер по повышению гибкости рынка труда, что здесь считают абсолютно необходимым условием для повышения конкурентоспособности в промышленности и привлечения иностранного капитала.

Кроме того, правительство под руководством президента занялось проведением в жизнь широкомасштабной финансовой реформы. Власти разом погасили так называемые "плохие кредиты" на 8 млрд долларов, закрыли или ликвидировали неплатежеспособные финансовые институты, оставив на плаву лишь те из них, которые были жизнеспособными на международной арене.

В центре болезненного процесса перемен оказалось и правительство страны. Эти перемены затронули министерства, государственные агентства и госкорпорации. Был существенно сокращен аппарат президента РК и число /с 21 до 17/ министерств и ведомств, в результате чего численность государственных чиновников уменьшилась на 40 тыс. человек.

Наконец, правительство повело широкомасштабную борьбу с коррупцией. Благодаря пересмотренным законам вместо подпольных тайных фондов для подкупа политиков был установлен легальный канал для финансирования политической деятельности. Личный пример во всем задавал сам президент, что сделало невозможным оправдание чиновниками своих коррупционных прегрешений. В качестве примера можно привести известные факты, когда два сына президента оказались под судом, а затем и за решеткой после того, как их обвинили в нечистоплотных сделках и использовании имени своего отца для оказания влияния на партнеров.

Проведение в условиях финансового кризиса таких реформ существенно изменило негативное доселе восприятие Южной Кореи со стороны иностранных компаний и привело к заметному притоку инвестиций. В целях поощрения новых капиталовложений из-за рубежа иностранцам разрешили покупать без ограничений акции южнокорейских компаний. Они также получили возможность свободно приобретать местные фирмы путем слияния и поглощения, приобретения контрольного пакета акций. Зарубежным бизнесменам также обеспечили возможность покупать в Южной Корее земельные участки и предоставили различные налоговые льготы. Иными словами, во всяком случае, формально, к иностранному бизнесу стали относиться так же, как к отечественному. В итоге все это, включая реализацию программы изменения правил государственного регулирования, когда в срочном порядке была отменена половина из 11 тыс. действовавших правил и предписаний, помогло выйти из кризиса.

Правительство РК осуществило комплексный подход, когда отмена многочисленных директив способствовала снижению коррупции, улучшению социального благосостояния жителей, развитию рыночной экономики и привлечению инвестиций из-за рубежа. В результате к 1999 году удалось добиться стабилизации обменного курса воны, процентных ставок и цен. Начался процесс сокращения безработицы и возрождения экономики, темпы роста которой с минус 5,8 проц. в 1998 году подскочили до 5 проц. роста в следующем.

Когда в декабре 1997 года Южная Корея внезапно провалилась в финансово- валютную преисподню, один доллар США вместо примерно 900 южнокорейских вон вдруг стали обменивать на 1900 и более вон. Началась цепочка банкротств банков, крупных частных корпораций и множества средних и мелких предприятий. На тот момент валютные резервы государства практически растаяли и составляли всего 3,8 млрд долл., а государственный долг вырос до 155 млрд долл. Кризисная ситуация, по выражению тогдашнего президента, напоминала "национальное банкротство".

В ходе того кризиса Сеулу пришлось обратиться за помощью к МВФ, который предоставил "спасительные кредиты" на сумму в 13,5 млрд долларов. По всей стране началась кампания за экономию энергии с целью сокращения потребления нефти, газа и угля, импорт которых оплачивался твердой валютой. На ночь отключалась внешняя реклама, в умеренном режиме работали кондиционеры, лифты до 3 этажа не ходили, вниз люди спускались по лестницам. В условиях грозившей стране опасности корейцы проявили удивительный патриотизм и сплоченность. По всей стране началась кампания сбора золотых вещей, причем президент Ким Дэ Чжун и первая леди сдали абсолютно все принадлежавшие им изделия из золота, включая обручальные кольца. Тогда удалось выручить 2,2 млрд долларов. Золото сдавалось по сниженной цене, переплавлялось в слитки и реализовывалось с выгодой на международном рынке. В результате, уже в декабре 1999 года правление МВФ объявило, что валютный кризис в Южной Корее полностью преодолен. К 2007 году страна полностью расплатилась по всем срочным займам.

Нынешний финансовый кризис имеет уже не азиатские, а глобальные масштабы. Зародившись за океаном, в США, он распространяется на весь мир, охватывая все новые страны Европы и Азии. Как считают в Сеуле, для преодоления его негативных последствий необходимы скоординированные усилия всего мирового сообщества.

Одним из ответов РК на нынешний кризис стало решение центрального Корейского банка о снижении учетной ставки банковского процента на 0,25 пункта до 5 проц. годовых. Одновременно банковский комитет по денежной политике РК принял решение снизить ставку по займам для коммерческих банков с 3,5 до 3,25 проц. Таким образом, Центробанк предпринял попытку стабилизировать валютный рынок и внести вклад в сдерживание негативного влияния глобального кризиса. Решения о снижении учетных ставок приняли также главные финансовые учреждения других азиатских стран. При этом, как полагают эксперты, основным движущим фактором для них остается необходимость поддержания высоких темпов собственного экономического роста.

Нынешнее снижение учетной ставки Банка Кореи – первое с 2004 года – преследует цель поддержать мировой фондовый рынок. Между тем, как отмечают местные эксперты, в серьезной поддержке нуждаются не только фондовый рынок страны, но и вся южнокорейская экономика. Хотя темпы инфляции понизились в сентябре до 5 проц., платежный баланс по статьям текущих операций остается отрицательным, и экономические перспективы на ближайшее будущее с трудом можно назвать благоприятными.

Еще один отрицательный фактор, как и во время кризиса 1997-98 годов – падение курса национальной валюты. Только за последнюю неделю южнокорейская вона подешевела по отношению к доллару на 12 проц. и достигла самого низкого уровня за последние десять лет. Президент страны Ли Мен Бак выразил крайнюю озабоченность негативным влиянием финансового кризиса, призвав Японию и Китай создать общий стабилизационный или, как его еще окрестили, Азиатский фонд. Министерство планирования и финансов РК в связи с проблемами на рынке межбанковского кредитования посоветовало финансовым учреждениям продавать в целях получения валюты зарубежные активы.

По мнению специалистов, снижение учетной ставки является лишь одной из мер, и трудно сказать, насколько эффективной она окажется. Некоторые эксперты полагают, что снижение учетной ставки приведет к ускорению процесса оттока валюты из страны и, в результате, к дальнейшему снижению курса национальной валюты. Другие опасаются, что снижение учетной ставки вообще не вызовет улучшения экономической ситуации.

Учитывая серьезность обстановки президент РК Ли Мен Бак выступил 13 октября с радиообращением к нации. "Наличие ответственности и доверия друг перед другом поможет преодолеть финансовый кризис. Если эти качества проявят все граждане страны, политические, финансовые и промышленные круги, успех будет обеспечен", – заявил он. Наиболее важным фактором в преодолении кризиса он назвал всеобщую ответственность. При этом президент подчеркнул, что урегулирование финансовой ситуации и оживление экономики входят в число главных задач правительства.

Напомнив о печальном опыте валютно-финансового кризиса 1997-1998 годов, президент отметил, что правительство ставит на первый план задачу создания новых рабочих мест и сокращения до минимума числа банкротств корпораций. Он напомнил, что валютные резервы страны составляют в настоящее время около 240 млрд долл., что намного больше, чем десять лет назад. Кроме того, экономическая ситуация в стране коренным образом отличается от той, что была 11 лет назад, добавил глава государства. Президент также заверил нацию в том, что в четвертом квартале 2008 года текущий платежный баланс должен улучшиться, тем более, что за последнее десятилетие частные компании и финансовые институты РК существенно упрочили свое положение. Глава государства призвал народ поддержать правительство и откликнуться на его призыв экономить энергоресурсы. Сокращение их потребления лишь на 10 проц. поможет значительно уменьшить торговый дефицит, отметил президент. Одновременно он призвал население уменьшить траты за рубежом, увеличив внутреннее потребление.

Президенту Южной Кореи вторит, но уже за океаном, в Вашингтоне, министр планирования и финансов РК Кан Ман Су. По словам министра, валютные резервы на общую сумму 240 млрд долл. дадут стране возможность преодолеть глобальный финансовый кризис, который, тем не менее, в любом случае окажет отрицательное влияние на экспорт. Как считает министр, положение южнокорейских финансовых учреждений достаточно прочное, а ситуация в промышленных компаниях довольно позитивная. Кроме того, существуют реальные предпосылки для снижения инфляции в четвертом квартале текущего года. Глава финансового ведомства находился в США, где принимал участие в годовом собрании акционеров Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Владимир Кутахов, Сеул


Гонконг: угроза замедления экономического роста

Резкие обвалы котировок сотрясают в последнее время Гонконгскую фондовую биржу, которую наряду с другими мировыми торговыми площадками "лихорадит" из-за финансового кризиса в США. Монетарная система этого специального административного района Китая чутко реагирует на события в Соединенных Штатах, в частности, по причине того, что местная валюта – гонконгский доллар остается жестко привязанным к американскому.

Вследствие биржевых потрясений за минувшую неделю местный фондовый рынок "похудел" на 16,32 проц. – это крупнейший показатель с момента азиатского кризиса 1998 года. Более 20 проц. потеряли в цене акции предприятий с материкового Китая категории "Эйч", которые обеспечивают значительную долю рыночной капитализации Гонконгской биржи – третьей по величине в Азии после Токийской и Шанхайской. Объем ее рыночной капитализации за "черную" неделю уменьшился на 256 млрд долларов США, а с 15 сентября – момента краха американского инвестиционного банка "Леман бразерс" – с местного рынка было выведено 432 млрд долларов.

Ситуацию практически не спасло решение Валютно-финансового управления Гонконга /выполняет функции Центробанка/ о снижении базовой ставки межбанковского кредита. Ее размер 8 октября был снижен на 1 процентный пункт – с 3,5 до 2,5 проц. – вследствие изменения формулы ее привязки. Если раньше она была всегда на 1,5 процентного пункта выше показателя Федеральной резервной системы США, то теперь – лишь на 0,5 процентного пункта.

В соответствии с нововведением, ставку по кредитам пришлось автоматически урезать еще на 0,5 процентных пункта /до 2 проц./ вслед за аналогичным шагом в США. Это способствует увеличению ликвидности на рынке. Однако принятая мера не стала панацеей для оздоровления рынка и вызвала лишь его временную поддержку, не дав упасть ему 9 октября после имевшего место 8 октября обвала более чем на 8 проц.

Индекс Хан Сен, отражающий состояние ценных бумаг "голубых фишек" – более 40 ведущих региональных корпораций и банков вновь рухнул 10 октября на 7,2 проц. Потеряв 1146 пунктов, он скатился ниже очередной психологически важной отметки в 15 тыс. пунктов – до уровня 14796 пунктов. Это самый низкий показатель за последние три года. Для сравнения: в октябре 2007 года этот индикатор имел вдвое большее значение. А с начала текущего года индекс Хан Сен упал на 45 проц.

Комментируя ситуацию, секретарь /министр/ местной администрации по финансовым вопросам Джон Цзэн выразил мнение, что она теперь "будет оставаться нестабильной". В этой связи он призывал инвесторов "соблюдать осторожность на рынке". С аналогичным заявлением выступил глава монетарного департамента Гонконга Джозеф Ям, посоветовавший участникам рынка избегать рискованных вложений.

Гонконгские власти пока не очень вмешиваются в ситуацию, пытаясь ограничиться снижением базовой процентной ставки. Однако 12 октября заместитель секретаря по делам финансовых служб и казначейства Джулия Лян заверила, что в случае необходимости для спасения рынка в ход будут пущены все имеющиеся инструменты, вплоть до средств из валютных запасов Гонконга, которые превышают 160 млрд долл. Однако подчеркивается, что такой необходимости пока нет.

Решимость властей противостоять финансовому кризису обнадежила инвесторов, что отразилось в росте фондового рынка в начале нынешней недели: в понедельник, 13 октября, индекс Хан Сен подскочил сразу на 10,24 проц. Увеличившись на 1515 пунктов, этот показатель достиг отметки 16.312. Таким образом, рынок сумел компенсировать потери минувшей недели.

Тенденция к повышению курса акций продолжила закрепляться и во вторник, 14 октября: торги открылись с 5-процентного роста котировок. Эксперты не берутся предсказывать, как будет развиваться ситуация дальше. Пока ясно одно: рынок все еще будет оставаться шатким и нестабильным и по- прежнему склонным к резким перепадам в зависимости от ситуации на других мировых площадках, в первую очередь, в США.

Финансовые проблемы здесь усугубила проблема так называемых мини- бондов, которые приобрели многие местные частные инвесторы. Речь идет о высокодоходных, но довольно рискованных ценных бумагах, многие из которых имели непосредственное отношение к лопнувшему "Леман бразерс". Среди покупателей мини-бондов нарастает недовольство по поводу того, что банки и ритейлеры не предупредили их относительно рисков. В адрес правительства и финансовых властей поступают многочисленные жалобы и упреки на этот счет. Сотни пострадавших вкладчиков выходят митинговать на улицы. В настоящее время власти пытаются вести переговоры с банками о возможности выкупа мини- бондов на льготных условиях, однако это предложение не устраивает многих инвесторов, которые требуют полного возврата вложенных средств. Правительство, однако, исключило возможность использования денег налогоплательщиков для помощи инвесторам, купившим мини-бонды.

Нервозности добавили появившиеся здесь в конце сентября слухи о шатком положении одного из крупнейших в Гонконге банков "Бэнк оф Ист Эйша" /Bank of East Asia/. Они спровоцировали панику среди его клиентов: тысячи вкладчиков устремились в филиалы банка по всему городу, стремясь вернуть свои сбережения. В настоящее время ситуация вокруг этого банка нормализовалась после официальных опровержений "злонамеренных слухов", которые распространялись путем рассылки текстовых сообщений абонентам мобильной связи.

Насколько фондовый кризис способен повлиять на экономику этой высокоразвитой самоуправляемой территории? Несмотря на биржевые потрясения, "экономика Гонконга имеет крепкие основы для развития в нормальном русле", попытался успокоить на прошлой неделе глава местной администрации Дональд Цзэн. Однако далеко не все разделяют оптимистические прогнозы. Ни у кого уже практически нет сомнений в том, что этому специальному административному району в ближайшей перспективе грозит снижение темпов экономического роста. "Мы определенно точно столкнемся с замедлением темпов экономического развития в конце этого года и в будущем году", – заявил секретарь по финансовым вопросам и делам казначейства профессор К.С.Чан. Главный секретарь /главный министр/ администрации Гонконга Генри Тан также признал неизбежность негативного воздействия на экономику анклава, однако затруднился уточнить, насколько серьезным может быть удар.

"Буря становится все ближе и ближе. Воздействие будет серьезным. Гонконг непременно пострадает от глобальных потрясений, поскольку является международным финансовым центром", – констатировал финансовый секретарь Джон Цзэн на недавнем совещании в Законодательном собрании.

На этом фоне американская банковская корпорация "Ситигруп" уже пересмотрела свои прогнозы относительно роста гонконгского ВВП, сократив его с 4,2 до 3,6 проц. в 2008 году и с 3,8 до 2,8 проц. – в следующем. Говоря о 2009 годе, местный банк "Ди-би-эс" называет цифру 2,7 проц. А в банке "Джей. Пи. Морган" не исключают, что экономический рост бывшего британского анклава замедлится до 1,8 проц. При этом уровень безработицы может подскочить до 4,5 проц.

Финансовый кризис уже сильно ударил по кошелькам гонконгцев. Об этом свидетельствует провал серии недавних аукционов "Сотбис", когда отмечалось существенное падение спроса на дорогостоящие произведения искусства и ювелирные изделия. О падении покупательной способности говорит также резкий спад посещаемости ресторанов морепродуктов. Авиакомпании жалуются на падение объемов продаж билетов, особенно, первого и бизнес-классов, туроператоры – на потерю интереса к путевкам. Впервые за последние годы очень вяло прошел аукцион за право обладать престижными персональными автомобильными номерными знаками, цена за которые в богатом и процветающем Гонконге раньше могла взлетать до десятков тысяч долларов.

Уже начали падать цены на аренду офисов в центре города...Появились мнения, что мегаполису грозит экономический застой, еще худший, чем даже в разгар эпидемии атипичной пневмонии 2003 года. Насколько быстро сумеет Гонконг преодолеть последствия биржевого цунами, покажет время.

Александр Зюзин, Гонконг


В Китае внешне все спокойно

"Экономика Китая достаточно мощная, чтобы выдержать удар мирового финансового кризиса, – заявил премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао. – Наши основные экономические показатели не претерпели изменений, и экономика движется в намеченном направлении." "Финансовая система страны стабильна и находится в безопасности, прочность финансовых институтов значительно возросла, и их способность противостоять рискам увеличилась, – подчеркнул он. – Это поможет нам избежать негативного внешнего влияния. Мы в полной уверенности относительно экономического развития страны и стабильности финансовой системы."

Вместе с тем, вопрос, насколько уязвим Китай перед лицом мирового финансового кризиса, на взгляд многих экономистов, остается открытым. Несмотря на усилия правительства по стимулированию внутреннего спроса, экономический рост в значительной степени все еще зависит от экспортно- ориентированных отраслей. Серьезное снижение потребления продукции в США и странах ЕС, безусловно, окажет негативное влияние на китайский экспорт, нормы прибыли по которому для местных производителей в результате предпринятых ранее властями шагов по ревальвации юаня и ужесточению денежно-кредитной политики в последние год-два и так значительно уменьшились.

В краткосрочной перспективе наиболее подвержен влиянию извне фондовый рынок страны, чутко реагирующий на изменения на остальных торговых площадках. За несколько месяцев композитный индекс крупнейшей в материковом Китае Шанхайской фондовой биржи скатился с рекордных 6 тыс. до 2 тыс. пунктов. Отрицательная динамика значительно усилилась под влиянием информации о том, что большинство крупнейших китайских компаний и банков /в том числе Банк Китая, крупнейшая страховая компания "Пинъань" и др./ размещали свои активы в иностранных ценных бумагах и долговых обязательствах казначейства США. Принятые властями меры, включая недавнюю отмену гербового сбора на покупку акций, оказали лишь кратковременный эффект, ненадолго оживив ситуацию на биржах в Шанхае и Шэньчжэне. Переломить общую тенденцию снижения деловой активности они все же не смогли. Тем не менее, по оценкам специалистов, из-за специфических ограничений для работы на китайском фондовом рынке иностранных компаний и инвесторов, а также жесткого контроля со стороны государства потрясения на нем все же не способны вызвать лавинообразного обвала в других отраслях.

Как бы то ни было, но, несмотря на "отдаленность" проблем США, программа помощи на сумму в 700 млрд долл., утвержденная американским конгрессом для поддержания финансовой системы США, широко обсуждается китайскими экономистами. Многих волнует вопрос, откуда возьмутся эти деньги? И ответ для многих лежит на поверхности – из Центробанков зарубежных стран, ведь Белый дом намерен поднять установленный ранее лимит национального долга с 10,6 трлн до 11,3 трлн долларов.

Что это означает для Китая? В настоящее время из 9,5 трлн долл. долговых обязательств Госказначейства США почти 28 проц. принадлежат иностранным государствам и крупным зарубежным инвесторам. КНР среди них является вторым по величине крупнейшим держателем американских государственных ценных бумаг. Стремительный рост активного сальдо торгового баланса с США в течение последних нескольких лет привел к тому, что Китай стал располагать более чем 500 млрд долл. в бумагах казначейства США, или 5,3 проц. от общего их количества. Доля КНР в объеме иностранных держателей этих ценных бумаг составила в июле текущего года 19,4 проц. Для сравнения: в 2003 году на Китай приходилось лишь 2 проц. от общей суммы долговых обязательств казначейства США.

Валютные резервы КНР вплотную приблизились к отметке в 2 трлн долларов. В 2007 году Китай создал специальный фонд – Китайскую инвестиционную корпорацию, которая должна заниматься инвестированием средств за рубежом, с уставным капиталом 200 млрд долларов.

Очевидно, что в нарастающем финансовом кризисе, грозящем рецессией мировой хозяйственной системе, страны с такими огромными валютными резервами, как Китай, несомненно, должны будут действовать. Вопрос только в том, каким образом? Должен ли Пекин снова "дать взаймы" Вашингтону или потратить свои средства на покупку стремительно дешевеющих акций на Уолл- стрите? В более широком смысле, должен ли Китай стать своеобразным "пайщиком" экономики США или ограничиться ролью кредитора?

То, что на Западе вызывает опасения, в Поднебесной называют прагматичным подходом. Ряд экономистов высказывает мнение, что Уолл-Стриту необходимо укрепить свою репутацию международного финансового центра, предоставив возможности для более широкого использования активного сальдо текущих операций экспортно-ориентированных азиатских экономик и экспортеров нефти, что положительно скажется на поддержке как рынка недвижимости, так и связанного с ним рынка потребительского кредитования в самих США. Тем не менее, здесь вопрос переходит уже из экономической в политическую область готовности как Вашингтона, так и Пекина к таким радикальным мерам.

Пока же Народный банк Китая /Центробанк/ присоединился к действиям других центральных банков по поддержке мировой валютно-финансовой системы "на плаву". С 15 октября снижаются нормы депозитного резерва для всех финансово-кредитных учреждений страны на 0,5-процентного пункта. К числу экстренных мер отнесены также и сокращение с 9 октября на 0,27 пункта базисных процентных ставок по вкладам и кредитам в юанях сроком на 1 год. Снижение норм депозитного резерва для коммерческих банков стало первым за последние 9 лет. К настоящему времени общая сумма размещенных на валютных счетах Народного банка Китая обязательных депозитных резервов китайских финансовых учреждений превысила почти 200 млрд долл.

Одновременное снижение процентных ставок по вкладам и кредитам также является редким за последние годы. Ранее Центробанк Китая объявил о снижении с 15 сентября базисных процентных ставок по кредитам, а также норм депозитного резерва на 1 проц. для средних и малых финансовых учреждений, которые стали первыми за последние 4 года .

Меры Народного банка Китая, по мнению специалистов, безусловно были приняты в связи с распространением финансового кризиса в США и потрясениями на глобальном финансовым рынке. Центральные банки иностранных государств таким образом стремятся повысить ликвидность и восстановить доверие к рынку с целью содействия развитию экономики. Однако в Китае с его огромными валютными запасами такого рода действия всегда привлекают особое внимание специалистов, так как "вброс" большой долларовой массы в такой критический момент на мировой валютный рынок способен еще больше поколебать финансовые системы развитых стран. На Западе в открытую высказываются опасения, что КНР может использовать данный рычаг для оказания давления на США.

С учетом баланса китайских кредитно-финансовых учреждений, который оценивается в 45 трлн юаней на конец августа текущего года, снижение нормы депозитного резерва на 0,5 процентных пункта составляет порядка 225 млрд юаней. Обычно на счетах Народного банка Китая находится до 70 проц. суммы обязательных резервов коммерческих банков, и это означает, что действия властей "высвобождают" для банков порядка 23 млрд долл. Согласно процедуре возврата резервов, Центробанк может сделать это либо в юанях, либо в долларах, отнеся курсовые риски на свой счет. В данном случае китайские банки получат средства в собственной валюте, что, по оценкам экспертов, свидетельствует об отсутствии пока у Пекина намерения продавать американскую валюту на внешнем рынке. В этой связи в Китае подчеркивают, что вынужденные меры Народного банка Китая не усугубят ситуацию на мировых валютно-финансовых рынках.


Максим Сидельников, Шанхай

Источник: "Компас"


 Тематики 
  1. Мировой финансовый кризис   (265)