В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Острейший финансовый кризис США со времен Великой депрессии

Экономическая смена вех, о которой специалисты в США и за их пределами с нарастающей тревогой твердили на протяжении последнего года, становится реальностью. Острейший финансовый кризис со времен Великой депрессии прошлого века в США создал серьезную угрозу для всей американской экономики и заставил власти страны спешно ухватиться за подзабытые рычаги государственного регулирования. Фактически национализированы две системообразующие компании ипотечного финансирования и ведущая страховая компания США. Тектонические сдвиги на Уолл-стрит привели к исчезновению крупных инвестиционных банков, как самостоятельной модели ведения бизнеса; в банковском секторе продолжается череда банкротств и вынужденных слияний.

Отголоски кризиса слышны и в других странах и регионах. Судя по комментариям печати, многие, особенно в странах с развивающейся и переходной экономикой, разделяют выраженное президентом России Дмитрием Медведевым мнение о "финансовом эгоизме", как первопричине кризиса. Правда, официальный представитель Белого дома Тони Фратто на просьбу прокомментировать раздающиеся в адрес Вашингтона по всему миру упреки за организацию "капиталистического казино" ответил, что финансовые рынки США имеют большие заслуги по части внедрения инноваций и содействия росту не только американской, но и мировой экономики. На его взгляд, "охаивать теперь этот сектор из-за кризиса немного несправедливо".

Лихорадочные попытки властей США успокоить рынки и восстановить нормальную циркуляцию кредита, без чего немыслимо дальнейшее развитие американской экономики, пока успеха не приносят. Правда, в пятницу палата представителей Конгресса США наконец утвердила антикризисную программу правительства. Это уже само по себе было воспринято, как важный успех, поскольку с первого захода законодатели эту программу отвергли. Возлагаемые на нее надежды, насколько можно судить, основаны не столько на ее собственных достоинствах, сколько на всеобщей уверенности в том, что дальнейшее промедление с принятием решительных мер смерти подобно.

Согласия в оценке самой программы – от ее целесообразности и предполагаемой эффективности до моральной приемлемости – между независимыми специалистами не было и нет. В прессе наперебой предлагаются альтернативные варианты спасательных операций, уподобляемых авторами то устранению тромбов из артерий банковско-кредитной системы, то расчистке крупной автомобильной аварии, парализовавшей движение на дорогах.

Ко всему прочему финансовый кризис все отчетливее трансформируется в кризис политического доверия к власти в США. Он также оказывает заметное влияние на настроения американских избирателей в преддверии ноябрьских всеобщих выборов. В целом это усиливает позиции Барака Обамы – лидера оппозиционной демократической партии, традиционно считающейся более отзывчивой к интересам и насущным нуждам простых людей. К тому же соперник Обамы республиканец Джон Маккейн, попытавшись вмешаться в развитие кризиса, сделал это настолько неуклюже, что, по мнению многих наблюдателей, существенно подорвал свои шансы на успех в президентской предвыборной гонке.

Игра на чужие кровные

Резко обострившаяся в последние недели финансовая лихорадка в США не прекращается на самом деле уже более года. Первым ее мощным приступом был обвал ипотечного и жилищного рынков страны. А главными причинами возникновения недуга наблюдатели называют, с одной стороны, былую слепую веру политиков в способность рынков к саморегулированию, а с другой – алчность, затмившую разум инвесторов-спекулянтов с Уолл-стрит и подавившую в них, похоже, даже естественный инстинкт самосохранения.

Не случайно общественное радио США, стараясь доходчиво изложить суть проблем на финансовых рынках, проводило аналогию с человеком, который едет в Лас-Вегас играть и оплачивает ставки в казино со своей кредитной карточки. Собственно говоря, этому злу сотни лет: игру в долг много раз в деталях описывали еще в позапрошлом веке классики русской литературы.

Другое дело, что в те далекие времена играть было принято все-таки на свои, а не на чужие кровные. К тому же ныне опасность такой игры многократно усилена достижениями технического прогресса. Большую долю биржевых операций осуществляют компьютеры. В оборот запущены финансовые инструменты такой сложности, что в них, как теперь выясняется, толком не разбираются даже те, кто с их помощью наживался.

Схема этой наживы, если ее упростить до крайности, выглядит примерно так: в условиях низкой стоимости кредитов имело смысл брать деньги в долг, вкладывать их в ценные бумаги, созданные на основании закладных, и за счет роста стоимости последних получать прибыль, с лихвой покрывающую цену того же кредита. Пока недвижимость дорожала, – а это в США продолжалось много лет, – игра казалась беспроигрышной. Под давлением финансового лобби власти сняли многие ограничения на привлечение кредитных ресурсов, и в результате их объем у многих инвесторов стал в разы превышать собственные активы.

Цепная реакция

Летом прошлого года ипотечный рынок рухнул – после того, как инвесторы, прежде всего в Европе, наконец усомнились в надежности обеспечения американских долговых обязательств. Началась цепная реакция. Прежде всего пострадали спекулянты, которым нечем стало расплачиваться по огромным долгам, поскольку сомнительные бумаги теперь уже никто не хотел покупать. В числе таких спекулянтов оказались и некоторые из самых солидных и известных инвестиционных банков США.

Страдать стали и те, кто попал в финансовый водоворот случайно. Над миллионами американских семей нависла угроза утраты собственной крыши над головой. Министр финансов США Генри Полсон в конце сентября признал, что в состоянии просроченной задолженности или отчуждения жилья за долги находятся 5 млн домовладельцев. В преддверии выборов проблема приобрела отчетливое политическое звучание.

Власти США, начиная с Белого дома, винят во всем "рыночные эксцессы". При этом они, разумеется, забывают упомянуть о том, что эти эксцессы стали возможными именно из-за их политики снятия всех и всяких ограничений с рыночных механизмов. Другое дело, что теперь уже и действующий президент страны Джордж Буш, и его потенциальный преемник Маккейн, и другие лидеры республиканцев вопреки всей своей прежней политической философии заявляют, что государственное регулирование экономики не только допустимо, но и необходимо.

Комментируя перелом настроений, известный либеральный обозреватель газеты "Вашингтон пост" Гарольд Майерсон выразил на днях уверенность в том, что мы являемся свидетелями смены эпох – окончательного схода с исторической сцены "рейганизма, как идеологии нерегулируемого капитализма". По сути он повторил мысль, гулявшую до этого по страницах многих других изданий.

План Полсона и "бунт нигилистов"

Как именно организовать регулирование рынков, придется, видимо, решать уже новой администрации США, хотя Полсон и говорит, что определенные наработки у него уже есть. В глобальном масштабе поисками ответа на этот вопрос занимается так называемый "Форум по финансовой стабильности" – созданная прошлой осенью по инициативе "большой восьмерки" ведущих мировых держав группа специалистов из 12 стран и основных профильных международных организаций. Она уже представила более 65 конкретных антикризисных рекомендаций в области управления рисками, учета и оценки финансовых дериватов /вторичных ценных бумаг/, роли и методологий кредитных рейтинговых агентств, общих принципов надзора в финансовой сфере и т.п. Работа ее продолжается.

Это, однако, теория, а на практике для властей США сейчас самое главное – не дать стране рухнуть в экономическую пропасть. Для этого, по их мнению, необходимо прежде всего провести санацию банковско-кредитной системы и восстановить ее работоспособность.

На решение этой задачи и была направлена антикризисная программа, выдвинутая Белым домом с подачи минфина и Федеральной резервной /банковской/ системы США. Суть ее заключалась в выкупе казной у частных инвесторов неликвидных долговых обязательств – так называемых "токсичных долгов" – на сумму до 700 млрд долларов. Распоряжаться этой астрономической суммой – по сути дела решать, кого из несостоятельных должников "казнить", а кого "миловать" – должен был Полсон.

По его имени и стали называть этот план, судьба которого оказалась сложной. Перспектива спасения зарвавшихся спекулянтов за счет средств из кармана налогоплательщиков вызвала бурное негодование и протесты значительной части населения страны (хотя социологи и не уверены, что она составляла большинство). Вслед за избирателями возмутились и многие законодатели. В итоге инициатива администрации была с первого захода отклонена в палате представителей Конгресса США 228 голосами против 205-ти.

После доработки, заключавшейся в добавлении ряда популистских мер, которые еще более удорожали общий пакет (в частности, размер подлежащих обязательному страхованию банковских вкладов был увеличен со 100 тыс до 250 тыс долларов), авторы принялись разыгрывать тот же дебют со сменой ходов. Для начала они отправили антикризисную программу в Сенат, а уже затем, заручившись его поддержкой, – в палату представителей. Параллельно на строптивых законодателей была развернута мощнейшая "лоббистская атака" с использованием всех возможных "административных ресурсов". В итоге план Полсона был одобрен 263 голосами против 171.

Примечательно, что за отклонение этого плана изначально голосовали 133 республиканца, в большинстве своем представители наиболее консервативного крыла. Влиятельный консервативный обозреватель газеты "Нью-Йорк таймс" Дэвид Брукс с горечью назвал это "мятежом нигилистов" и предупредил, что бунт, чреватый "глубоким спадом" экономики страны, не сулил ничего хорошего ни своим организаторам, ни всей республиканской партии.

С этим, кстати, никто не спорил. Но, с другой стороны, можно было понять и законодателей, от которых по сути требовали не только поступиться принципами, но и поставить на карту собственное ближайшее политическое будущее. По свидетельству политологов, против программы практически единодушно голосовали те члены Конгресса, которые не уверены в своем ноябрьском переизбрании, тогда как у остальных голоса разделились примерно поровну.

Как дал маху Маккейн

Ко всему прочему фактический новый лидер республиканцев Дж.Маккейн добавил забот себе и им, допустив серьезную тактическую оплошность. Выступая на предвыборном митинге в Огайо, он приписал себе главную заслугу в формировании той коалиции, которая должна была обеспечить одобрение антикризисной программы Конгрессом США. Произошло это... буквально за час до первого, провального для этой программы голосования.

Разумеется, хвастливые слова Маккейна о своих лидерских качествах тут же ему аукнулись. На следующий день пресса США, особенно либеральная, без устали обсуждала вопрос о том, "окончательно ли похоронил" республиканец свою кандидатуру. Следует, правда, напомнить, что "политические похороны" Маккейна и в прошлом многократно – и преждевременно – устраивались его политическими оппонентами и прессой.

Но при этом положение у правящей партии США сейчас и на самом деле аховое. Судя по итогам опроса избирателей, проведенного газетой "Вашингтон пост", Маккейн действительно продолжает терять позиции в схватке с Обамой. Между тем рейтинг действующего президента страны Дж.Буша упал до рекордно низкой отметки – 26 проц положительных откликов при 70 проц негативных. Три четверти опрошенных выразили отрицательное отношение к его экономической политике; большинство считает нынешнюю ситуацию кризисной и ждет ее дальнейшего ухудшения. Втрое больше американцев склонны винить в кризисе Белый дом, чем Конгресс. А если уж говорить об ответственности законодателей, то 44 проц респондентов осуждают республиканцев и лишь 21 проц – демократов.

Кризис доверия

В целом, по мнению наблюдателей, развитие событий позволяет говорить о появлении в США признаков не только экономического, но и идейно- политического системного кризиса. Как отмечала телекомпания Эй-Би-Си, "для меняющегося ландшафта характерны широко распространенное недоверие ко всем ветвям власти, беспомощность президента и парализованность Конгресса, а также, и прежде всего, гнетущее осознание того, что за пять недель до выборов американская экономика имеет в перспективе существенное ухудшение – прежде, чем она сможет надеяться на оздоровление".

Схожие сентенции звучали и со страниц влиятельных американских изданий. Так, еженедельник "Тайм" напоминал, что поддержать спасательную программу в один голос призывало все руководство страны, начиная с президента и обоих кандидатов в его преемники. Тем не менее рядовые законодатели изначально сказали "нет" – потому, что этого требовал от них электорат. "Национальный кредитный кризис высветил гораздо более глубокую и фундаментальную проблему – кризис политического доверия", – констатировал журнал.

С этим согласен и бывший главный спичрайтер действующего президента США Майкл Герсон. "Экономический кризис Америки превратился в кризис политический, причем последний усугубляет и превосходит первый", – провозгласил он с обозревательской полосы "Вашингтон пост". Назвав нынешнюю администрацию "слабым правительством маленьких людишек", автор подчеркнул, что это "должно быть более пугающим для мира, зависящего от стабильности в Америке, чем любой банковский крах".

У страха глаза велики

Отдельную аналитическую статью та же "Вашингтон пост" посвятила разбору такого излюбленного политического приема Дж.Буша, как игра на страхах избирателей. Она напомнила, что нынешний хозяин Белого дома успешно пользовался этим методом для проталкивания "некоторых из наиболее спорных своих инициатив", включая вторжение США в Ирак и расширение полномочий спецслужб США по организации слежки и перехвату телефонных переговоров в собственной стране. Однако, на сей раз привычный подход не сработал и, например, земляк и однопартиец президента, конгрессмен из Техаса Луис Гомерт, голосовавший изначально против "плана Полсона", сказал: "Единственное, чего нам надо страшиться, – это нагнетание страха".

Подчеркивая опасность нынешнего кризиса, Буш в свое время предупреждал, что "Америка может впасть в финансовую панику". Ответ ему Гомерта – это парафраз знаменитой цитаты президента-демократа Франклина Делано Рузвельта "Единственное, чего нам надо страшиться, – это сам страх".

Самое поразительное, однако, что как раз в данном случае у Дж.Буша, по общему мнению специалистов, есть серьезные основания бить тревогу. Например, отвечая критикам, недовольным огромными размерами спасательного пакета, он справедливо указывал, что потери Уолл-стрит за один только "черный понедельник" 29 сентября (день "бунта нигилистов") превысили триллион долларов. Кстати, в целом за сентябрь капитализация фондового рынка США уменьшилась на 1,3 трлн долларов. Если в начале месяца стоимость акций 3 тысяч ведущих американских компаний и фирм оценивалась почти в 14 трлн долл, то к концу его опустилась до 12,64 трлн долларов.

Убытки от этого несли, между прочим, не только инвесторы-спекулянты. В огромном проигрыше оказались паевые пенсионные фонды, растаяли личные сбережения миллионов простых людей. У одного из моих знакомых сослуживец потерял 50 тыс долларов, вложенных в акции инвестиционного банка "Леман Бразерс". Кто же мог себе представить, что эта вековая "скала", устоявшая в Великую депрессию и имевшая до 600 млрд долл активов, может рухнуть? Ее сентябрьский крах стал крупнейшим банкротством в истории США.

Как и повсюду в мире, в Америке самая большая ценность, имеющаяся у подавляющего большинства семей, – их жилье. Из-за кризиса многие его теряют, у остальных оценочная стоимость этой собственности неуклонно снижается. Кредитный паралич смертельно опасен для бизнеса, но и тем, кто не относится к разряду предпринимателей, он тоже отравляет существование. Займы на учебу, лечение, отдых, покупку автомашин и т.п. – неотъемлемая часть повседневной жизни в США. Да и вообще, зачем далеко ходить за примерами, если "пластиковые деньги" – кредитные карточки – давно стали для огромного множества американцев удобнее и привычнее настоящих купюр.

По сути то, что сейчас происходит, – прямая угроза для всего этого образа жизни. Новая Великая депрессия, как утверждают специалисты, по- прежнему остается весьма маловероятной, но она уже не исключается полностью. В комментарии на эту тему известный обозреватель "Файнэншл таймс" Мартин Вулф приводил известное высказывание Уинстона Черчилля о том, что "США неизменно поступают правильно после того, как исчерпаны все остальные альтернативы", и подчеркивал: "Теперь альтернативы исчерпаны. Политикам пора поступить правильно".

Разумеется, и простых американцев тревожат мрачные тучи, заволакивающие их экономический горизонт. Пока они еще шутят на эту тему, но уже не очень весело. "Спад – это когда сосед потерял работу, – сказал мне один местный знакомый. – Депрессия – это когда уволили меня самого".


* * *

ГЛАВНЫЙ БАНКИР ОБ УХУДШЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПЕРСПЕКТИВ СТРАНЫ

Глава Федеральной резервной /банковской/ системы США Бен Бернанке вновь предупредил об ухудшении экономических перспектив страны в условиях продолжающегося финансового кризиса. В свою очередь президент США Джордж Буш – и тоже не впервые – обещал "прорваться". "Нам уже случалось проходить через трудные времена, и на сей раз мы снова прорвемся", – сказал глава администрации, выступая на предприятии по производству канцтоваров в пригороде Вашингтона – Шантилли /штат Вирджиния/.

Ранее в тот же день глава американской администрации пообщался с коллегами из Великобритании, Франции и Италии. По свидетельству пресс- службы Белого дома, Буш не возражает против реализации французской идеи по созыву антикризисного саммита "большой восьмерки" ведущих мировых держав. При этом, однако, США считают, что самые безотлагательные меры "восьмерка" может обсудить уже в ближайшие дни в Вашингтоне на уровне министров финансов. Кстати, пресс-секретарь президента США Дана Перино в этом контексте подтвердила. что совещание будет проходить с участием России в привычном формате.

Бернанке в речи на годовом собрании Национальной ассоциации экономики бизнеса, в частности, отметил, что руководству ФРС "надо посмотреть, ... остается ли целесообразным" его нынешний подход к банковским учетным ставкам. Наблюдатели сразу решили, что на своем очередном заседании 28-29 октября ФРС может снизить базисную учетную ставку межбанковского кредита, которая и так составляет сейчас лишь 2 проц.

Это означало бы, что на первый план для ФРС вновь выдвигается подстегивание экономического роста, а не борьба с инфляцией. Многие наблюдатели считают, что США стоят на грани экономического спада, если уже не переступили эту грань.

Бернанке со своей стороны признал, что потрясения последнего времени на финансовых рынках "вполне могли удлинить период слабых экономических показателей и еще более усилить факторы риска для роста". Он констатировал, что подтверждение тому наблюдается теперь и в сфере потребительского спроса – главного движителя экономической активности в США. В августе впервые за 10 лет сократился объем привлеченных потребителями кредитов. Есть и другие тревожные для Америки показатели, включая быструю утрату рабочих мест. По данным Бюджетного бюро Конгресса США, за последние 15 месяцев американские пенсионные фонды потеряли на рынках до 2 трлн долларов. Согласно последним опросам, более половины американцев опасаются, что им теперь придется дольше работать до того, как можно будет выйти на пенсию.

Продолжает также затрудняться в США доступ к кредиту. В частности, почти исчез спрос на корпоративные краткосрочные облигации, с помощью которых многие компании и фирмы в США традиционно покрывают свои потребности в финансировании. Их совокупный объем, по словам специалистов, обычно составляет около 100 млрд долл. Во вторник ФРС объявила, что начнет массированную скупку этих бумаг, чтобы уберечь компании от краха. Объем планируемой интервенции пока не раскрывается, но она будет производиться независимо от утвержденного недавно Конгрессом спасательного "пакета" общей стоимостью 700 млрд долл. Весь рынок корпоративных обязательств в США оценивается сейчас примерно в 1,6 трлн долл против 2,2 трлн долл летом прошлого года.

Параллельно власти США продолжают принимать и другие антикризисные меры. В тот же день федеральная корпорация США по страхованию банковских вкладов повысила средний размер страхового взноса, уплачиваемого банками и сберкассами в общий страховочный фонд, с 6,3 проц до 13,5 проц активов. Правило должно вступить в силу с будущего года. Пока оно официально вынесено на 30-дневное открытое общественное обсуждение.

В нынешнем году в США уже обанкротились 13 банков и сберкасс, и специалисты считают, что это еще не конец. Объем страховочного фонда составляет сейчас 45,2 млрд долл. Это самый низкий показатель с 2003 г и ниже того минимума, который был установлен Конгрессом США.

Наконец, налоговое ведомство США – Служба внутренних доходов приняла во вторник решение, облегчающее ввоз в страну капиталов из-за рубежа. Она на время продлила разрешение американским компаниям одалживать средства у своих собственных зарубежных "дочек" и филиалов без уплаты налога на корпоративную прибыль. Размер такого налога в США составляет сейчас 35 проц. Деньги, правда, полагается возвращать в течение 30 дней. Предусмотрен и ряд других ограничений.

Андрей Шитов, корр. ИТАР-ТАСС в Вашингтоне

Источник: "Компас "


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)