В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Как предотвратить следующий кризис на Уолл-Стрит?

Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета, получил в 2001 году Нобелевскую премию по экономике за работы в области экономической информации. В качестве члена комиссии по проблемам изменения климата, он разделил в 2008 году Нобелевскую премию мира. Стиглиц, поддерживающий кандидатуру Барака Обамы, был председателем Консультативного совета экономистов в ад-министрации президента Клинтона, а потом работал главным экономистом и вице-президентом Всемирного банка. В соавторстве с Линдой Билмес написал книгу «Война за три триллиона долларов: Истинная цена иракского конфликта».

Глубина и суровость нынешнего финансового кризиса, похоже, многих поразили. Я был одним из тех нескольких экономистов, которые предвидели его наступление и предостерегали о риске, связанном с ним.

Виноватых можно найти предостаточно, но цель аналитического разбора причины этих событий заключатся не в поисках, а в том, чтобы выяснить, как сделать так, чтобы кризис не повторился.

Недавно президент Буш, «ничтоже сумняшеся», заявил, что причина кризиса ясна и проста: было построено слишком много домов. Да, это так, но его мнение — сильно упрощенный взгляд на проблему. К тому же нет ответа на вопрос: «А почему это случилось?»

Можно сказать, что Федеральный резерв провалился дважды: и в своих надзорных обязанностях, и в своей монетарной политике. Осуществленное им вливание ликвидных средств (денег, которые можно занять под низкие проценты) и слабый контроль привели к созданию жилищного «пузыря». Когда он лопнул, излишне кредитованные займы, сделанные на основании переоцененных активов, обернулись дефолтом.

Это был один из тех новоявленных финансовых инструментов, которые приводят к кризисам, происходящим из-за излишнего кредитования или из-за излишнего заимствования, или из-за использования финансовых пирамид.

Такая «новация» просто служила прикрытием для систематического кредитования, делая связанный с ним риск менее очевидным. Именно из-за этого нынешний финансовый коллапс оказался гораздо более драматичным, чем предыдущие кризисы.

Но тут возникает следующий вопрос: так где же провалился Федеральный резерв?

Во-первых, такие главные фигуры финансового надзора, как Алан Гринспен, в этот самый контроль не верили. Когда обнаруживались экс-цессы в финансовой системе, все, что они делали, это призывали к «саморегулированию». Но это не больше, чем стилистическая фигура – оксюморон, так как «само» и «регулирование» — взаимно исключающие понятия.

Во-вторых, макроэкономика находилась в плохой форме после коллапса технологического «пузыря». Проведенное в 2001 году сокращение бремени налогов было выполнено не ради стимулирования экономики, а ради вознаграждения богачей – той группы населения, которая процветала на протяжении последней четверти века.

И завершающим смертельным ударом обернулась война в Ираке, которая и поспособствовала резкому повышению цен на нефть. Деньги, которые раньше использовались на приобретение американских товаров, стали уходить заграницу. И Федеральный резерв решил предпринять серьезные меры для стимулирования экономики. Он сделал это, заменив технологический «пузырь» жилищным «пузырем». Семейные сбережения опустились до точки «замерзания» – до самого низкого со времен Великой депрессии уровня. Экономику удалось поддержать, но методы, которыми можно было это достичь, на поверку оказались недальновидными. Америка жила на «одолженные» деньги и на «одолженное» время.

И, наконец, главными виновниками следует считать сами финансовые институты. Именно у них – и в еще большей степени у их руководителей – имелись стимулы, не очень хорошо сочетающиеся с нуждами нашей экономики и нашего общества. Они щедро вознаграждались – предположительно за снижение опасности финансовых рисков и удачное вложение капиталов, что должно было усилить эффективность экономики и оправдывать их огромные зарплаты. Но на деле они неправильно распределили капиталы, они не уменьшали риск – они его создавали.

Они делали то, что требовала от них созданная для них же система стимулов, — сосредоточивали внимание на кратковременных прибылях и поощряли рискованные вложения.

Это не первый кризис нашей финансовой системы, и не в первый раз мы видим, как те, кто громогласно провозглашал свою веру в свободный и нерегулируемый рынок, гурьбой бегут к государству с просьбой выкупить их. Здесь явно просматривается тенденция, свидетельствующая о наличии серьезных системных проблем, мы можем предложить несколько вариантов для их решения. Вот некоторые из них.

1. Сначала мы должны изменить систему стимулирования руководителей финансовых учреждений, уменьшив вероятность возникновения конфликта интересов и улучшив донесение до акционеров информации о «разжижении» ценности акций в результате использования опционов в качестве поощрения. Мы должны сократить стимулы, заставляющие руководителей идти на неоправданный риск, и делать упор на кратковременные прибыли, — система, которая долгое время была превалирующей. Например, ввести выплату им бонусов не на основании величины годового возврата на вложенный капитал, а, скажем, на основании возврата за пятилетний срок.

2. Во-вторых, мы должны создать комиссию по безопасности финансовых продуктов, которая должна дать гарантию того, что продукты, продаваемые и приобретаемые банками, пенсионными фондами и так далее, не вредны для употребления. Взрослым и ответственным людям должна быть предоставлена свобода делать все, что они хотят. Но это не означает, будто они могут играть с деньгами других людей. Некоторые опасаются: такая политика приведет к «зажиму» новаторства. Однако это может быть не так уж плохо, если учесть, с какого рода новациями мы сегодня сталкиваемся, — с попытками ниспровергнуть финансовую подотчетность и действующие правила. Нам нужны другие новации, направленные на нужды простых американцев, чтобы они могли сохранить свои дома в изменившейся экономической ситуации.

3. Мы должны создать комиссию по экономической стабильности. Она возьмет на себя надзор за всей нашей финансовой системой, учи-тывая при этом взаимосвязанность различных ее частей, и сможет предотвратить систематическое излишнее кредитование, с каким мы сталкиваемся сегодня.

4. Мы должны ввести и другие регуляторные механизмы, направленные на повышение безопасности и улучшение жизнеспособности нашей финансовой системы, — такие, как «скоростные ухабы» для ограничения одалживания денег. Быстрое расширение объема выдаваемых займов всегда способствовало развитию значительной части кризисов, и нынешний случай не исключение.

5. Нам нужны законы, лучше защищающие потребителей, включая законы, запрещающие грабительские займы.

6. Нам нужны законы, лучше поощряющие конкуренцию. Финансовые учреждения могли грабить потребителей с помощью незаконного использования кредитных карточек, в частности, из-за слабой конкуренции. Но для нас важнее не оказаться больше в ситуации, когда го-ворят, что «эта фирма слишком большая, чтобы допустить ее падение». Если она такая большая, то ее нужно разделить на части.

Все эти реформы не дают полную гарантию того, что новых финансовых кризисов не будет. Изобретательность участников рынка весьма впечатляет. В конце концов, они придумают, как обойти любые предписания. Но все же эти реформы уменьшат вероятность наступления другого такого кризиса, и если он все-таки разразится, сделают его менее суровым, чем нынешний.

Источник: "Война и Мир"
Оригинал: "CNN.com". Перевод Я. Грина


* * *


Хроника нефтедолларового коллапса

В понедельник 15 сентября финансовый холдинг Lehman Brothers подал документы для защиты от кредиторов в рамках 11 главы закона США о банкротстве. Оказалось, что долги холдинга составляют 613 млрд. долл.

16 сентября были опубликованы официальные данные по притоку зарубежных капиталов в США за июль 2008 г. В тот месяц иностранцы приобрели долгосрочные финансовые инструменты на сумму 6,09 млрд долл., чего совершенно недостаточно для покрытия торгового дефицита (62,2 млрд долл.), не говоря о бюджетном дефиците. С учётом краткосрочных финансовых инструментов картина получается ещё более мрачная – минус 74,79 млрд долл. Зарубежные инвесторы в страхе избавляются от американских акций, долговых обязательств государственных агентств и корпоративных облигаций. Продав долги агентств на сумму почти 50 млрд долл., иностранцы фактически выразили недоверие национализированным ипотечным компаниям Fannie и Freddie.

Как мы уже писали в предыдущей «Хронике нефтедолларового коллапса», на прошлой неделе Министерство финансов (Казначейство) США демонстративно отказалось спасать финансовый холдинг Lehman Brothers. Ответный удар не заставил себя долго ждать. Впервые за 14 лет в США случились убытки фондов денежного рынка. После списания долгов Lehman на сумму 785 млн долл. денежный фонд Reserve Primary Fund объявил о потерях более 60% своих активов, что привело к падению их чистой стоимости ниже критического уровня 1 долл. за акцию.

Не на шутку перепугавшись, Министерство финансов США 19 сентября объявило об учреждении специальной программы гарантий для паевых фондов денежного рынка, в рамках которой оно уполномочено в случае необходимости предоставить им средства Валютного стабилизационного фонда на сумму до 50 млрд долл. В официальном заявлении сказано, что поддержание уверенности в индустрии фондов денежного рынка является важнейшим условием для защиты целостности и стабильности мировой финансовой системы. При нынешнем плачевном состоянии американских финансов в этом нет ничего удивительного.

Общая задолженность хозяйственных субъектов и граждан США в три раза превосходит валовой национальный продукт страны, а средние личные сбережения не превышают 3% дохода граждан.

На прошлой неделе ФРС США расширила перечень видов дополнительного обеспечения, которое она готова принять под кредиты в своем дисконтном окне, и включила в него даже обыкновенные акции. Теперь дилеры могут одалживать у ФРС казначейские облигации в обмен на ценные бумаги с любым инвестиционным рейтингом, не только "AAA". Подобные меры, с одной стороны, способствуют смягчению кризиса. С другой, они подрывают доверие к самой ФРС, баланс которой продолжает «замусориваться», и заодно бросают тень на достоинство облигаций Казначейства США. Их теперь можно получить за почти ничего не стоящие бумаги, этакие финансовые фантики.

Для спасения от банкротства крупнейшей на планете страховой компании American International Group (AIG) государство выделило кредит на сумму 85 млрд долл. В глубине спешно принятого Конгрессом многостраничного закона была аккуратно заложена кассетная бомба: многопрофильным финансовым компаниям разрешили использовать частные брокерские счета клиентов для решения собственных проблем с ликвидностью. Теперь клиенты таких компаний оказываются подвержены дополнительному риску. Финансовая трясина хочет засосать сразу всех.

Федеральная резервная система США на прошлой неделе одобрила заявку двух инвестиционных гигантов (Goldman Sachs и Morgan Stanley) на перерегистрацию в качестве коммерческих банков. В связи с этим финансовый аналитик Макс Кайзер из Парижа в интервью на англоязычном международном телеканале Аль-Джазира заявил, что американские инвестиционные банки превратились в акул, открывших охоту на кредитные банки – с тем, чтобы завладеть счетами их вкладчиков (см. www.youtube.com/watch?v=WMUN9I0VMok).

Макс Кайзер предрекает дальнейший рост цен нефти и золота. «Развивающиеся страны выиграют от сжатия американской экономики. После того, как китайский фондовый рынок пройдёт фазу коррекции, люди снова начнут вкладывать деньги в Китай. А Индия окажется в благоприятной позиции потому, что ее население накопило свыше 13 тысяч тонн золота – больше, чем золотые запасы США или Германии. Индийцы аккумулировали наибольшую долю золотых резервов, находящихся за пределами досягаемости центральных банков. Когда кризис закончится, они станут самым богатым народом на земле», – утверждает Макс Кайзер. По его мнению, крупнейшая террористическая угроза сегодня – это американский доллар.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США на прошлой неделе ввела запрет на короткие продажи акций финансовых компаний. В опубликованном ею списке фигурируют 799 имён. Представители других секторов экономики обиделись. «Почему финансовые компании, которые сами увлекаются короткими продажами, должны иметь такие преимущества?», – недоумевают они. Потому, что правительство США действует в интересах банковской системы. Напомним, что ФРС США – это конгломерат из двенадцати частных банков, среди собственников которых числятся JP Morgan и Goldman Sachs. Но дело даже не в этом. Поражает наивность регулирующих органов: в попытках защитить «свободный» рынок от краха американское государство его успешно душит.

В субботу, 20 сентября Казначейство США направило в Конгресс план по государственной антикризисной поддержке Уолл-стрит. Министр финансов Генри Полсон, добивающийся максимальной гибкости, попросил у законодателей права потратить до 700 млрд долл. на выкуп у банков «плохих» ипотечных бумаг. И хотя его план касается только американских банков, последствия будут ощутимы по всей планете. Дело в том, что у США лишних денег нет – они и так вынуждены пользоваться зарубежными финансовыми вливаниями. А потому «спасение» американских банков ляжет дополнительным грузом на весь мир. Легко подсчитать, что при населении планеты 6,5 млрд человек 700-миллиардный план обернётся затратами свыше 100 долл. на каждого жителя земли. Это называется глобальной дистрибуцией убытков.

Как сообщил американский финансовый аналитик Джим Вилли, Россия, Китай, арабские страны и Япония намереваются создать формальный комитет кредиторов США. Его цель – поддержка покупательной способности долговых финансовых инструментов США и управление ими. Как считает Джим Вилли, перед комитетом, если таковой будет создан, встанут три проблемы. Первая, техническая несостоятельность американских банков, неспособных самостоятельно справиться с убытками. Вторая, экспорт американскими банками мошеннических ценных бумаг. Третья, хроническая агрессивность и нарушение международных договоров со стороны Вооруженных сил США. «Появление подобного комитета – это прелюдия к возможному дефолту по американским казначейским облигациям», – пишет Джим Вилли.

Монетарные власти Китая и России предприняли меры против обвала национальных фондовых рынков. Правительство Поднебесной упразднило 0,1%-ный налог на покупку акций и объявило о намерении через национальный инвестиционный фонд приобретать акции трёх крупнейших национальных банков: Industrial & Commercial Bank of China, Bank of China и China Construction Bank. Впервые за шесть лет Народный банк Китая снизил ключевую процентную ставку в целях стимулирования экономического роста на фоне замедления инфляции. Российское правительство приняло похожие меры. В отличие от США, где наблюдается техническая несостоятельность банковской системы, в Китае и России просто дефицит ликвидности. А потому принятые меры должны помочь преодолеть кризис.

Иван Рогожкин
Источник: "Нефть России"


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (467)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)