В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Реакции ЕС и США на военный конфликт в Южной Осетии

Евросоюз не поддержал грузинскую политику США

Реакция Европейского союза на события в Южной Осетии неожиданно оказалась намного мягче позиции США. Более того, она оказалась даже более умеренной, чем оценки, "выставленные" России европейскими же СМИ, большинство которых продолжает явно симпатизировать "маленькой Грузии, растоптанной сапогами русского медведя" / по выражению британской "Гардиан"/. Почему позиция европейских СМИ оказалась именно такой, речь пойдет далее. Сначала следует сопоставить реакцию двух наиболее влиятельных международных организаций, действующих на территории практически всей Европы к западу от российских границ, – Евросоюза и НАТО.

12-13 августа обе эти структуры провели экстренные заседания своих руководящих органов – Совета Евросоюза и Североатлантического совета. Главное и принципиальное отличие двух этих встреч состоит в том. что в отличие от НАТО Евросоюз вообще не стал давать оценку тому, кто прав, а кто виноват в конфликте в Южной Осетии. Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана прямо заявил на итоговой пресс-конференции: "Пока ситуация /в Южной Осетии/ остается хрупкой, давайте не будем искать виноватых". За эти два дня в Европе даже родился новый дипломатический термин – "blame-game" /читается: "блейм-гейм"/, то есть "игра обвинений".

Это вполне разумное и логичное заявление Соланы, как и все на вид безобидные заявления европейских политиков, имеет второй, не слишком приятный для Грузии смысл. Мало у кого в Европе есть реальные сомнения, что именно режим Саакашвили начал массированную военную операцию против Южной Осетии, разрушил большой город, убив по меньшей мере полторы тысячи мирных жителей. Таким образом, после того, как российские следователи вскроют все факты этого нападения, поименно назовут тех, кто отдавал и исполнял преступные приказы, и ознакомят с этими материалами мировую общественность, разговор о том, кто прав, а кто виноват, вообще будет закрыт. То есть Евросоюз лишил Грузию единственного шанса получить поддержку прямо сейчас, когда в европейском сознании еще не угас шоковый эффект от весьма успешной в мире грузинской кампании психологической войны. Этот массированный поток зачастую прямо противоположных по смыслу заявлений, наглой дезинформации, односторонне поданных или искаженных фактов, которые грузинская пропаганда растиражировала на весь мир, а западные СМИ, уже подготовленные за последние годы к негативному восприятию России, проглотили, "даже не разжевав".

Результатом министерской встречи ЕС стали четыре центральных тезиса. ЕС поддержал мирный план Саркози-Медведева. "Этот план не изменит мир, он не идеален, однако сейчас он является реальной основой для достижения прочного мира", – заявил на итоговой пресс-конференции глава МИД председательствующей в ЕС Франции Бернар Кушнер.

ЕС объявил о готовности в "полном объеме подключиться к решению этого конфликта, то есть направить в регион дополнительных наблюдателей и гуманитарную помощь". В том, что касается наблюдателей, речь пока идет об увеличении числа наблюдателей ОБСЕ с 200 до 300 человек. А в том, что касается гуманитарной помощи, Еврокомиссия уже выделила около 1 млн евро, на подходе решение о выделении еще 2 млн евро. Немаловажным стало и сделанное 11 августа заявление Еврокомиссии о том, что помощь будет распределяться "для всех нуждающихся, на недискриминационной основе", как в Грузии, так и в Южной Осетии.

Государства ЕС также выразили готовность направить дополнительный "персонал" в зону конфликта. И в этом вопросе руководство Евросоюза постаралось максимально прислушаться к требованиям России – всякий раз, когда журналисты пытались задать вопрос о направлении европейских миротворцев в зону конфликта, Кушнер и Солана немедленно, хотя и очень мягко, их одергивали, подчеркивая, что речь идет "не о миротворцах, а о полицейских, наблюдателях, группах мониторинга". Журналисты, пытаясь разобраться в ситуации, задали ключевой вопрос: "Будут ли эти люди вооружены и какими будут их полномочия?". На это последовал незамедлительный ответ, что параметры миссии должен определить Совет безопасности ООН, без санкции которого не может быть речи ни о каком иностранном присутствии, кроме расширения числа наблюдателей ОБСЕ.

Эти три пункта нашли отражение в опубликованном пресс-службой итоговом заявлении Совета ЕС. Последний, четвертый тезис, вытянули из Кушнера российские журналисты, и он стоит всех трех предыдущих, хотя и не зафиксирован в письменном виде. Кушнер признал, что администрация Эдуарда Кокойты играет важную роль в урегулировании кризиса. Более того, Кушнер признал, что с Кокойты уже проводились контакты и ЕС готов к продолжению этой работы, оговорившись, впрочем, что эти контакты носят "технический" характер.

Остается лишь добавить, что итоговое письменное заявление Совета ЕС не имеет юридической силы, как об этом объявил сам Кушнер. Это означает, что Евросоюз не выработал четкой единой позиции по ситуации в регионе, а, значит, государства ЕС по этой проблеме вольны придерживаться таких позиций, какие сочтут нужными. Конечно, отсутствие единой согласованной позиции является явным признаком слабости внешнеполитической позиции Евросоюза. И нельзя не признать, что отсутствием поддержки Грузии в итоговом заявлении Совета ЕС Россия обязана не столько освещению операции по принуждению к миру российскими СМИ и эффективности российской пропаганды, сколько разобщенности в позициях государств Евросоюза и общей слабости этой организации в данный момент.

Разброс мнений в государствах Европы огромен. На одном полюсе сегодня – страны Прибалтики и Великобритания, которые, не глядя на факты, поддержали Грузию и объявили, что "действия России затронут ее отношения с Евросоюзом". Глава МИД Великобритании Дэвид Милибэнд даже заявил, что на неформальной встрече министров иностранных дел ЕС в Авиньоне 6 сентября "Евросоюз примет решение о продолжении переговоров с Россией по новому соглашению о стратегическом партнерстве". Таким образом, он недвусмысленно намекнул на то, что эти с трудом начатые переговоры будут заморожены.

Впрочем, сегодня уже не только Милибэнду, но даже абсолютному профану в европейской политике понятно, как жалко звучит эта "угроза". У российских дипломатов в Брюсселе эти слова вызвали лишь улыбки – у кого устало-обреченные, у кого ироничные.

Судьба нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве, в котором ЕС заинтересован даже в большей степени, чем Россия, уже давно превратилась в анекдот о европейской дипломатии. Совет ЕС на протяжении полутора лет был неспособен утвердить мандат собственной группы переговорщиков для обсуждения этого документа с Россией. Сначала этот процесс тормозила Польша, требовавшая подключения Евросоюза к разрешению сугубо технической и двусторонней проблемы о неудовлетворительном качестве мяса, поступающего из Польши на экспорт в РФ. Затем эстафету от Польши приняла Литва, пытавшаяся внести в мандат поправки для оказания давления на Россию в области прав человека и в сфере урегулирования "замороженных конфликтов" в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье. /А оказалось, что влиять-то надо было вовсе не на Россию/. Теперь эту же тему пытается реанимировать Великобритания.

ЕС глубоко заинтересован в новом соглашении с Россией. В первую очередь, сообществу важно согласовать с РФ общие "правила игры" в экономике и в вопросах торговли и транзита энергоресурсов. Роль будущего соглашения еще больше возрастет, если ряд "новых стран" ВТО продолжит чинить России препятствия по вступлению в эту организацию, значительно, впрочем, подорвавшую свой престиж после провала Дохийского раунда переговоров о либерализации мировой торговли.

Но не стоит и упускать из виду и нюансы в позициях отдельных влиятельных политических сил в странах – новичках ЕС. Типичный пример – Польша. Там сейчас налицо затяжной конфликт правительства во главе с Дональдом Туском и президента Леха Качиньского. В этом смысле позиция премьера, хотя и отнюдь не является пророссийской, тем не менее, остается гораздо более взвешенной, чем позиция националиста Качиньского, безоговорочно поддержавшего Саакашвили. Конфликт стал достоянием общественности, когда министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский подверг критике выступление президента Качиньского на митинге в Тбилиси 12 августа, выдержанное в жестких антироссийских тонах.

"Я полагаю, что можно поддержать грузин, не вступая в столь далеко идущие противоречия", – сказал Радослав Сикорский. "Надеюсь, что выступление Леха Качиньского не будет иметь никаких международных последствий", – добавил глава польской дипломатии.

Сикорский прибыл в Тбилиси вечером во вторник, 12 августа, одним самолетом с Лехом Качиньским. Как пояснил Славомир Новак, глава канцелярии премьер-министра Польши Дональда Туска, Радослав Сикорский отправился в Тбилиси вместе с Лехом Качиньским, чтобы постараться не допустить произнесения президентом Польши "слишком резких слов". Впрочем, признал он, глава МИД Польши не может повлиять на то, "кто и что скажет".

"Я очень хотел бы, чтобы господин президент принимал во внимание указания главы польской дипломатии", – добавил Славомир Новак. Комментарии, как говорится, излишни.

Позиции порядка 10 европейских стран, скорее, тяготеют в поддержку Грузии, однако, в отличие от США, европейские лидеры гораздо больше внимания уделяют причинам конфликта и не собираются снимать с Грузии ответственность за его возникновение.

Наиболее критично в адрес Грузии сегодня оказались настроены Франция, Италия, Словакия, Республика Крит, Греция и чуть в меньшей степени Германия. Конечно, позиции ни одной из этих стран нельзя назвать "пророссийскими". Ни одна из них не сказал: "Россия права – и точка!" Но эти государства пытаются разобраться во всех сложностях и деталях конфликта. Они ведут себя как серьезные политические партнеры, готовые к прагматическому и объективному диалогу.

Конечно, журналистам не дано точно знать, что происходит за закрытыми дверями Совета министров Евросоюза, однако журналисты видят реакцию дипломатов из разных стран ЕС, которых можно встретить в кулуарах заседаний. Их настрой является барометром настроя в их делегации.

На этой встрече отличились французы. Французские дипломаты на этот раз старались особенно не попадаться на глаза прессе, что для них очень нетипично. Что же касается тех, кого все же удавалось разговорить, то они отвечали однозначно, что и Елисейский дворец /канцелярия президента/ и Матиньон /резиденция правительства/ весьма критично настроены по отношению к Саакашвили. Почему же об этом государственные лидеры не говорят громко и вслух? Во-первых, принцип политического единства Евросоюза никто не отменял, и если новые его члены, такие как Литва или Эстония, могут позволять себе злобные выкрики, основанные исключительно на пропаганде Тбилиси, то стране-председателю ЕС крайние позиции не к лицу. С другой стороны, и Франция, и другие страны ЕС с напряжением ожидают как документальных подтверждений российских обвинений против Саакашвили, так и дальнейшего развития ситуации в зоне конфликта.

Иная ситуация сложилась на заседании Совета НАТО 12 августа. Ее главным отличием от встречи Евросоюза было то, что Североатлантический альянс начал давать политические оценки ситуации в зоне конфликта, подчеркнув, что "Россия применила в Грузии диспропорциональную силу". Однако, обо всем по порядку. Во-первых, встреча Совета НАТО была созвана наспех. Вообще-то, 12 августа в действительности планировалось провести сразу три встречи: сначала заседание руководящего органа НАТО – Североатлантического совета /или Совета НАТО/ на уровне послов, затем встречу Совета партнерства НАТО-Грузия, на которой должна была выступить министр иностранных дел Грузии Эка Ткешелашвили, а закончить день должно было заседание Совета Россия-НАТО, на котором постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин пообещал "ознакомить партнеров по НАТО с объективной информацией из зоны конфликта, включая закрытые данные".

Однако, с самого утра все пошло наперекосяк. Сначала выяснилось, что не более четверти послов НАТО сочли нужным /или возможным/ прервать свои отпуска и вернуться в Брюссель. Таким образом, большая часть из 26 стран альянса была представлена вторыми лицами в дипмиссиях. Потом пошли слухи /впоследствии подтвердившиеся/, что глава МИД Грузии не смогла вылететь из Тбилиси, поэтому Тбилиси в Брюсселе также будет представлять посол. В этой ситуации делегация США в НАТО пошла на отчаянный жест, заблокировав встречу Совета Россия-НАТО.

Как сообщил Дмитрий Рогозин, проведение этой встречи было согласовано с исполняющим обязанности генсека НАТО Клаудио Бизоньеро, ее начало было назначено на 14 часов /16.00 мск/ – то есть сразу после завершения встречи Североатлантического совета с представителем Грузии.

"США заблокировали проведение Совета Россия-НАТО по Южной Осетии под предлогом отсутствия согласия между делегациями НАТО по каким-то процедурным вопросам", – сказал Дмитрий Рогозин.

"Этот демарш делегации США я рассматриваю как нежелание вести серьезный разговор о причинах и последствиях грузинской агрессии против Южной Осетии и как нежелание американской стороны в присутствии делегации стран НАТО отвечать на сложные вопросы о степени вовлеченности США в подготовку и развитие этих трагических событий", – отметил он.

Как выяснилось позднее, формальной причиной срыва СРН стал тот факт, что ни один из нескольких десятков американских дипломатов в штаб-квартире альянса не нашел времени, чтобы прийти на техническую встречу по согласованию повестки дня заседания СРН. На этом основании встреча СРН была отложена на неопределенный срок.

В результате заседание Совета НАТО базировалось исключительно на информации грузинской стороны, США и данных СМИ. Эта благоприятная для США и Грузии ситуация стала еще более удобной для них в силу низкого уровня представительства ряда европейских стран на этой встрече, что оставляло надежду "по быстрому" протащить максимально жесткое решение в отношении России.

Однако сделать этого не удалось. Вышедший к журналистам с полуторачасовым опозданием генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер смог лишь констатировать отсутствие единой позиции, выраженной в формальном документе, и ознакомил журналистов с тезисами встречи.

Во-первых, он назвал "хорошей новостью" заявление Дмитрия Медведева о завершении операции в Грузии, озвученное всего за несколько часов до начала Совета НАТО.

"Мы пока не получили официального подтверждения. Это будет очень хорошая новость, если это будет соблюдаться. Но это еще не все, – сказал он. – Необходимо полное возвращение к статус-кво, возвращение всех сторон на позиции, которые они занимали до начала конфликта 6 августа".

НАТО призвало Россию реализовать на практике заявление о прекращении огня, заявил Яап де Хооп Схеффер. По его словам, альянс считает "непропорциональным" применение Россией силы в Южной Осетии. "Военная операция в Южной Осетии несопоставима с мандатом миротворцев", – заявил генсек. НАТО настаивает на немедленном прекращении боевых действий, отводе войск на позиции, которые они занимали ранее, начале мирных переговоров на основании инициатив председательствующей в ЕС Франции и ОБСЕ. Совет НАТО подтвердил полную поддержку принципа территориальной целостности Грузии, который "нарушается действиями российских сил в Абхазии и Южной Осетии". Совет НАТО также призвал "обеспечить полный доступ гуманитарных организаций всех стран для оказания помощи мирным жителям в зоне конфликта", и подчеркнул, что "многие страны НАТО уже ответили на этот призыв".

"Высшим приоритетом сегодня остается полное и окончательное прекращение любой военной деятельности", – заявил генсек НАТО.

Он подтвердил, что НАТО не принимает прямого участия в урегулировании конфликта в Южной Осетии. "На первом месте в содействии урегулированию этого конфликта должны стоять СБ ООН, ОБСЕ и ЕС", – сказал генсек НАТО.

Он подчеркнул, что Совет НАТО "в полном объеме поддерживает мирные инициативы председательствующей в ЕС Франции и ОБСЕ". Он выразил надежду, что Россия будет соблюдать заявление о прекращении боевых действий, "которое также уже подписал президент Грузии".

Генсек констатировал, что операция России в Южной Осетии "повлияет на диалог в Совете Россия-НАТО" /СРН/. Комментируя срыв заседания СРН, он лишь подчеркнул, что эта встреча "должна быть хорошо подготовлена и тщательно организована".

Он также заверил, что решения саммита НАТО в Бухаресте о перспективе приема в альянс Украины и Грузии остаются в силе. Яап де Хооп Схеффер выразил мнение, что ситуация в Южной Осетии "не повлияет на перспективу получения Украиной Плана действий о членстве /ПДЧ/ НАТО, что будет рассматриваться на встрече министров иностранных дел НАТО в начале декабря".

"Украина и Грузия являются суверенными государствами. Решения о перспективах предоставления им ПДЧ не являются пакетными, а принимаются на индивидуальной основе", – заключил генсек альянса.

Надо заметить, что это заявление само по себе стало минисенсацией, поскольку до этого страны НАТО говорили о сближении с Украиной и Грузией исключительно в "пакетном" режиме. Эта оговорка фактически означает признание, что шансы Грузии по сближению с НАТО сильно уменьшились, однако альянс пока не хочет "наказывать" Украину.

Генсек НАТО не дал никакой оценки действиям Грузии. Он по сути отказался отвечать на прямой вопрос корр.ИТАР-ТАСС: "Мы не услышали реакции Совета НАТО на массированную военную атаку Грузии против Южной Осетии, сопровождавшуюся артиллерийскими ударами, с применением систем залпового огня и авиабомбардировкой спящего Цхинвала". Яап де Хооп Схеффер, помолчав, заявил: "Мы считаем, что Россия ответила с использованием чрезмерной силы, нарушив мандат миротворцев".

В целом в ходе этой пресс-конференции на обычно энергичного, харизматичного и по человечески приятного де Хооп Схеффера было жалко смотреть. Стараясь казаться непринужденным и оптимистичным, генсек улыбался и жестикулировал, однако улыбка была натянутой, а жестикуляция излишне механической и даже дерганой. Впечатление еще больше портила непривычная осанка генсека: никогда раньше журналистам не доводилось видеть, как генсек НАТО втягивает голову в плечи.

Генсека легко понять. Нет сомнений, что несмотря на "непредставительный уровень" Североатлантического совета дискуссия вышла жаркой и крайне неприятной. Очень немногие страны поддержали США в их стремлении обелить Грузию, ряд дипломатов отмалчивались, а, судя по перешептываниям и недомолвкам источников, некоторые западноевропейские представители дали волю своему гневу и от обычных для атлантических встреч ехидных выражений перешли к заявлениям на повышенных тонах.

Короче говоря, ценой отсутствия задокументированного консенсуса альянс сохранил видимость единства при очевидных острых противоречиях за закрытыми дверями. Дипломаты в европейских миссиях отмечают, что крайнее раздражение вызвал и демарш США в отношении Совета Россия-НАТО.

В тот же день посол Грузии в НАТО сделал ряд громких заявлений. Он сообщил, что Грузия запросила у альянса военно-техническое содействие, в частности, по восстановлению разрушенного радара. Эту просьбу генсек НАТО пообещал рассмотреть. Грузинский посол также обвинил альянс в том, что, не предоставив Грузии План действий по членству на саммите в Бухаресте /2-4 апреля/, "НАТО оставила ее наедине с Россией".

Кстати, еще в мае с.г., когда резко обострилась ситуация вокруг Абхазии, Дмитрий Рогозин сделал в точности обратное заявление. Он обвинил альянс в том, что, пообещав "со временем принять Грузию", НАТО послала Грузии сигнал, который Саакашвили воспринял как индульгенцию на решение проблемы Абхазии и Южной Осетии силой.

В итоге, стремясь во что бы то ни стало добиться единой позиции альянса хотя бы с номинальной поддержкой Грузии, США объявили о созыве экстренной встречи министров иностранных дел НАТО, которая состоится 19 августа. США не скрывают, что на ней должен решиться вопрос, как дальше строить отношения с Россией. Об этом сообщила ИТАР-ТАСС пресс-секретарь посла США в НАТО Курта Волкера. Исходя из этого, следует ожидать, что американская миссия сделает все возможное, чтобы не допустить проведения Совета Россия – НАТО до министерской встречи.

С больной головы на здоровую

Президент США Джордж Буш выступил в среду, 13 августа, в Розовом саду Белого дома со вторым за последние три дня публичным заявлением по поводу событий в Грузии. Как и предыдущее, оно было навеяно телефонными собеседованиями хозяина Белого дома с его грузинским партнером Михаилом Саакашвили. Очевидно, прежде всего именно поэтому оно содержало крайне односторонние оценки происходящего и было по сути направлено на защиту действующего грузинского режима.

Буш сказал, что направляет в Тбилиси госсекретаря США Кондолизу Райс. Она должна "лично выразить нерушимую поддержку Америкой демократического правительства Грузии", пояснил глава вашингтонской администрации.

Одновременно министру обороны США Роберту Гейтсу было поручено организовать доставку в Грузию гуманитарной помощи по воздуху и морю. Первый транспортный самолет с соответствующим грузом в этот момент уже летел.

России в заявлении были адресованы призывы прекратить воинскую операцию в Грузии и вывести оттуда свои войска. Звучали и почти неприкрытые угрозы. Так, Буш считает, что действия российских войск в Грузии могут поставить под сомнение перспективы интеграции России "в структуры ХХ1 века" в сферах дипломатии, политики, экономики и безопасности. "Чтобы начать восполнять ущерб для своих отношений с США, Европой и другими странами и восстанавливать свое место в мире, Россия должна сдержать слово и принять меры по прекращению нынешнего кризиса", – заявил он.

В своем выступлении президент США ни словом не обмолвился о том, что нынешняя гуманитарная катастрофа в Южной Осетии была вызвана вооруженной авантюрой грузинских властей, в результате которой погибли сотни мирных жителей, десятки российских миротворцев. В России 13 сентября был объявлен общенациональный траур, обнародованы были данные о потерях среди российских военнослужащих.

Для Белого дома, однако, все это осталось по существу "за кадром", если не считать краткого высказывания президентского пресс-секретаря Даны Перино, давшей корр. ИТАР-ТАСС стандартное заверение в том, что США "сожалеют о любой утрате человеческих жизней". Больше она ничего не сказала, предложив дождаться выступления Буша. Дождались – и не услышали по сути ничего, кроме попытки валить с больной головы на здоровую.

Впрочем, иного, видимо, и не следовало ожидать, если учесть, что, по выражению министра иностранных дел России Сергея Лаврова, нынешний грузинский режим – это "спецпроект" США. Никакой ответственности этого режима за учиненное в Южной Осетии кровопролитие в Белом доме в этих условиях, естественно, "не видят в упор". Правда, прямо отрицать очевидные и общеизвестные факты там все-таки тоже не могут, но во вторник, 13 августа, один из заместителей Перино заявил корр. ИТАР-ТАСС, что вопрос о том, кто на кого напал в Грузии в ночь на 8 августа, – "несущественный", поскольку у него, дескать, долгая предыстория.

Можно себе представить, какая буря возмущения разразилась бы в США, если бы кто-либо из кремлевских официальных лиц заявил американскому репортеру в Москве, что, мол, теракты 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне – всего лишь "несущественный" эпизод в долгой и сложной истории отношений Америки с мусульманским миром. При этом между двумя ситуациями имеется существенное отличие: Россия, как известно, первой протянула Америке после тех же терактов руку помощи.

США же на деле, а не на словах, поступают иначе. По сути Москве говорят: неважно, что вы пытаетесь обуздать маньяка, учинившего разбой в собственной стране и попутно убившего немало российских граждан, включая солдат-миротворцев. Важно, что это "наш" маньяк, которого мы считаем воплощением наших идеалов и за которого готовы стоять горой.

Для России такой подход, разумеется, горек, хотя и вряд ли неожидан. Еще в понедельник, 11 августа, на заседании президиума правительства РФ его глава Владимир Путин говорил: "Удивляет, конечно, не сам цинизм такой политики, потому что политика, как часто говорят, вообще вещь довольно циничная. Удивляет масштаб этого цинизма! Удивляет умение выдавать белое за черное, черное за белое, умение ловко выставлять агрессора в качестве жертв агрессии и возлагать ответственность за последствия на сами жертвы".

В этом контексте российский премьер напомнил широко известный отзыв официального Вашингтона об одном из латиноамериканских диктаторов, что тот, разумеется, мерзавец, но, во всяком случае, "свой" мерзавец. Кстати, в США эта цитата как правило приписывается Франклину Рузвельту, якобы сказавшему эти слова о доминиканце Рафаэле Трухильо. Но в президентской библиотеке Рузвельта корр. ИТАР-ТАСС сказали, что четких подтверждений этой версии нет. Среди возможных авторов назывались и Трумэн, и Эйзенхауэр, и Кеннеди, и несколько дипломатов.

Разумеется, друзей, в том числе и политических, каждый волен выбирать себе по собственному усмотрению. Но при этом не лишне помнить и еще одну известную поговорку: "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты".

Денис Дубровин, Брюссель; Андрей Шитов, Вашингтон
Источник: "Пульс планеты"


 Тематики 
  1. Кавказ   (115)
  2. Война в Южной Осетии   (54)
  3. НАТО   (230)