В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Размещение российского стабфонда в облигациях американских ипотечных агенств

Оживленная дискуссия последних дней о том, надежно ли вложены государственные резервы России в бумаги американских ипотечных агентств, проходит по сценарию, обычному для таких дискуссий, где одна из сторон критикует политику правительства.

Все аргументы, приводящиеся экзальтированными критиками, оказываются при ближайшем рассмотрении дилетантскими и вообще смехотворными. Но это не значит, что руководство страны право во всем или хотя бы во всем важном — только его неправота лежит в иных, значительно более глубоких плоскостях, нежели видимые с первого взгляда. Так и с сохранностью наших резервов: критики, конечно же, не правы — сумасшедших среди наших финансовых руководителей нет, но, как в известном анекдоте, есть нюансы.

Думаю, что во всех материалах этого номера по данной проблеме так или иначе отмечается, что деньги у нас размещены в долговых, а не долевых бумагах Fannie May и Freddie Mac — то есть не в акциях, а в облигациях, притом гарантированных правительством США (но имеющих более высокую доходность, чем просто казначейские бонды). Поэтому обвал вплоть до полного обесценения акций этих компаний нас мало касается — даже при их дефолте американское правительство либо национализирует их, либо заплатит как гарант по нашим облигациям. А текущие котировки таких облигаций если и падают, то по сравнению с акциями весьма незначительно, да и это нас не пугает — Минфин заявил о том, что мы не собираемся продавать их и будем ожидать погашения по истечении срока выпуска. И в том, что вероятностью дефолта самого американского правительства можно пренебречь, с нашим Минфином можно согласиться — не потому, что его не может быть, а потому, что этот риск базовый. То есть вероятность потерять по любой другой причине деньги, в том числе размещенные любым иным образом, еще выше: в современном мире это действительно так. Поэтому когда Кудрин гарантирует в недавнем выступлении, что мы не потеряем из этих денег ни цента, ему можно и нужно верить.
   
Но в самой природе любых долговых бумаг — от облигаций до депозитов в банках — скрыта их слабость: если бы они имели перед акциями и прямыми инвестициями одни преимущества, никто бы не покупал акций и не вкладывал бы денег в свой бизнес. Слабость не в том, как многие думают, что на них меньше заработок. Он может быть вполне приличен, особенно при схемах с так называемым «плечом». Да и на акциях, и в реальном бизнесе заработок в большинстве случаев вовсе не фантастичен (притом что весьма вероятен и убыток). Главный дефект долговых бумаг в том, что доход по ним номинален и, таким образом, никак не защищен от инфляции. Поэтому когда банк вам платит по рублевому депозиту 12% годовых, это вовсе не плохой доход. Но если за этот год инфляция составляет те же 12%, то реальных рублей, пересчитанных по покупательной способности, у вас вместе с процентами останется столько же и доход будет равен нулю. При большей же инфляции будет убыток, притом что по бухгалтерской отчетности вы будете видеть прибыль. А реальный бизнес — принадлежит ли он вам целиком или вы просто акционер — работает в той же экономике, и в первом приближении его выручка, а значит, и прибыль растут на процент инфляции. В этом причина того, почему большинство инвесторов всегда и везде предпочитают вложиться в недвижимость и сдавать ее, даже если отдача на капитал при этом меньше, чем депозитный процент в банке или по государственным облигациям: и арендная плата, и сама цена недвижимости растут вместе с инфляцией, какова бы она ни была.
   
А если вы держите средства в долговых бумагах другой страны, номинированных в тамошней валюте, то вас должна волновать не только инфляция в той стране. Она важна лишь в отношении части ваших средств, которые вы собираетесь истратить там на приобретение товаров и услуг. А в отношении тех денег, что вы планируете вернуть в свою страну или истратить в третьем месте, важна динамика валютного курса. Пусть в чужой стране вам заплатили по местной валюте большой процентный доход, и пусть даже инфляция там близка к нулю (или процент намного перекрывает инфляцию) — если обменный курс этой валюты падает по отношению к валюте вашей страны и другим валютам, то вывезенные оттуда деньги, даже увеличившиеся в номинальном количестве, окажутся обесцененными.
   
А теперь давайте посмотрим на то, что происходит с нашими вкладами в долларовые финансовые активы за последние годы. Доллар падает по отношению к рублю за год на величину, превышающую годовую доходность по Т-бондам американского правительства и даже по облигациям ипотечных агентств. Значит, если мы решим в некий момент вернуть эти деньги в Россию, например при обвале цен на нефть (а ведь вроде бы для этого резервный фонд и существует), то купить мы здесь на них, вместе с набежавшими процентами, сможем меньше, чем когда мы их там размещали. Тем более что для возврата в бюджет их придется продать на рынке за рубли, а это еще сильнее обвалит курс доллара к рублю (особенно с учетом объемов). Если же мы решим перевести эти доллары, например, в евро — для приобретения чего-либо полезного в еврозоне или просто для надежности, — то наши потери будут еще больше, поскольку к евро доллар обвалился гораздо сильнее, чем к рублю. Только если мы решим, в конце концов, истратить эти деньги в Америке, мы избежим этих потерь. Притом исключительно на американские товары, поскольку импорт в США дорожает ровно на падение курса доллара. Но не хочется ведь за свои деньги становится заложником другой державы, вынужденным покупать только ее товары под страхом понесения убытков. Да и что хорошего можно купить в Америке? Там же давно почти ничего не производится, кроме обесценивающихся долларов!
   
Так что прав Кудрин, повторю еще раз, что мы не потеряем ни цента из вложенных в Америку денег. Ни цента — да, а вот можно ли сказать, что ни копейки? Или ни евроцента? Кудрин сказал, как говорят в американских судах, только правду и ничего кроме правды. Но вот всю ли правду?
   
Все изложенное выше относилось к ситуации до начала проблем с ипотечными агентствами. После же этого все сильно обострилось. Разумеется, американское правительство ответит по их облигациям — и в случае национализации, и в случае дефолта. Предполагать всерьез иное — не профессионально. Но чем ответит? У американского правительства, что, есть значительные резервы в другой валюте, как у нас, Китая и Японии? Нет, кроме золота. Но оно его не продает. Может, у него есть значительная неприватизированная собственность, которой можно расплатиться вместо денег, как у нас в начале 1990-х? Есть, но неликвидная — а ликвидной почти нет. А с неликвидной что делать? Для чего нам, например, Йеллоустонский национальный парк? Так что расплачиваться США с кредиторами Fannie May и Freddie Mac будут, но исключительно с помощью печатного станка, которому придется эмитировать в этом случае уже триллионы. Так же будет закрываться и значительно большая дыра в пенсионной системе. Что при этом будет с курсом доллара, легко догадаться. Но нам-то вернут деньги по старому номиналу, без учета обесценения! А что вы хотели, батенька, — облигация есть облигация.
   
Но есть и еще один аспект. Не хочу судить о том, является ли Америка врагом всей планеты, как многие говорят, — но убежденным врагом России она является несомненно. Как говорится, имеющий глаза да увидит. И вот мы помогаем своими деньгами собственному врагу! С помощью наших денег Америка дольше останется на плаву. Дольше не рухнет доллар, и будет сохраняться основанная на нем мировая финансовая система, высасывающая в пользу Америки все соки из планеты, в том числе и из нас. Дольше будут финансировать Грузию, Украину и им подобных, притом вовсе не в части построения там конкурентоспособной экономики или тем более справедливого общества, а исключительно в части науськивания на Россию. Дольше будут жить и действовать чеченское, дагестанское и иное ваххабитское «сопротивление», и дольше будут вести террористическую деятельность против нас с вами. Дольше будет возможным непубличное американское давление на Германию и Францию, с целью недопущения улучшения их отношений с Россией. Наконец, кто сказал, что дело ограничится лишь инструментами из арсенала холодной войны? Президент Медведев говорит, что значимость силы в мировой политике если еще и не обнулилась, то несомненно падает. Воля ваша, а я вижу обратное: США, страна со слабой экономикой и никакой промышленностью, и уж во всяком случае с нулевым или отрицательным моральным лидерством, много лет вполне успешно диктует всему миру свою волю лишь потому, что имеет много авианосцев и умеет их производить и применять в геополитических целях. Собственно, это единственное, что она умеет. И мы своими деньгами финансируем то, что она сможет до своего финансового краха произвести их еще больше. Уверены ли руководители нашей страны, поднявшие ее с колен и вернувшие ее в число великих держав, что эти авианосцы не будут применены против нас?
   
Вообще, как бы вы отнеслись к тому, что в разгар Великой Отечественной нам предложили бы разместить наше золото под хороший процент в бумагах немецкого рейхсминистерства финансов? Гарантированных, например, Швейцарией, — да так, что оно не пропадет даже при военном крахе Германии. Ну и что, что враг? Доход-то хороший!

Михаил Юрьев
Источник: "Профиль"


 Тематики 
  1. Глобальная экономика   (467)