В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Взаимоотношения России и бывших республик СССР

О взаимоотношениях России со странами постсоветского пространства в интервью «Росбалту» рассказал руководитель Центра изучения международных отношений Института общественного проектирования, политолог Валерий Егозарьян.

- Валерий Владимирович, не кажется ли вам, что СНГ себя изжило? Основные вопросы в рамках постсоветского пространства решаются теперь, скорее, в рамках ШОС или ЕС.

– Нет, не кажется. В СНГ — масса проблем, но объективно географическое, экономическое, политическое положение стран-участниц содружества подтверждает, что развитие между ними партнерских отношений просто жизненно необходимо, и в той или иной форме это партнерство должно существовать и развиваться. СНГ сегодня — единственная площадка, где эти государства могут обсуждать различные проблемы и договариваться о сотрудничестве.

Что касается Шанхайской организации сотрудничества, то это — более сложная тема. Не будем забывать, что одним из фактических лидеров ШОС является Китай. Удобно ли нам обсуждать взаимоотношения с бывшими республиками СССР при участии КНР? Думаю, нет. Это большой серьезный политический вопрос. Китай, при всех прочих позитивных условиях, — наш стратегический конкурент. Китай — это совсем иная цивилизация и иной взгляд на все мировые процессы. В интересах ли Китая развивать беспроблемные отношения России со всеми своими соседям и поддерживать их? Это тоже большой вопрос. Поэтому не думаю, что ШОС — удачная площадка для сотрудничества бывших республик СССР. Ну а в эффективности ЕС мы тоже уже имели возможность убедиться.

- Есть ли у России четкое понимание того, что ей нужно от прибалтийских стран? Чем страны Балтии являются для России — партнерами, рынком сбыта, оппонентами?

– На мой взгляд, нам от прибалтийских стран особенно ничего не нужно. Собственно, у них ничего и нет. Единственное, в чем бы они могли пригодиться, — транзит, морские порты. Но, мягко скажем, легкая неадекватность по отношению к России во внешней политике этих стран определяет не очень высокую эффективность экономических отношений. Поскольку эти страны могут быть транзитерами, в первую очередь, для российской нефти и газа, а экспортные поставки энергоресурсов — это наши взаимоотношения, прежде всего, с ЕС, то любые непредсказуемые маневры прибалтийских стран угрожают самой Европе и могут нести риски невыполнения обязательств российской стороной в рамках контракта. Во избежание откровенного политико-экономического шантажа со стороны прибалтийских стран, Польши и Украины появилась идея северного газопровода.

Конечно, рынком сбыта прибалтийские государства могут являться. Но Россия может прожить и без них. Могут ли они прожить без России? Думаю, могут, но очень плохо. Кроме того, в Прибалтике есть проблема с русскоязычным населением, несмотря на то, что официально там придерживаются европейских и демократических ценностей. Плюс к тому, в некоторых государствах проходят парады нацистов под охраной полиции.

Российская Федерация всегда готова к партнерским отношениям со всеми странами, тем более — со своими соседями. Но, мне кажется, что должна быть какая-то взаимная адекватность в этих отношениях. И как только в Прибалтике будет понимание, кто и какую роль играет, то все будет хорошо.

- Попытки Украины, Грузии выступать против России – это влияние США или желание самоутвердиться?

– В данном случае присутствует и то, и другое. Госдепартамент США вполне умело в своих интересах использует комплексы, имеющиеся у этих стран. Вся политика этих государств по отношению к России — яркая демонстрация комплекса неуверенности и несостоятельности, потому что состоявшиеся государства, уверенные в своей суверенности, всегда готовы к равноправному и адекватному диалогу с любым партнером. Политические метаморфозы в Грузии и на Украине — болезнь роста. Думаю, у них еще все впереди, и будем надеяться, они вырастут.

- Грузия и Украина уже продемонстрировали негативные последствия «оранжевых сценариев». Каковы прогнозы относительно ближайшего будущего этих государств?

– Ближайшее будущее этих государств — довольно смутное. На сегодняшний момент и ближайшие годы политической стабильности на Украине не предвидится. Мы видим, что происходит в украинском парламенте, трансформации в отношениях между различными ветвями власти, и прекрасно отдаем себе отчет в том, что происходит борьба между крупными экономическими интересами различных группировок. Кроме того, Украина разделена на две больших части населения с абсолютно диаметрально противоположными взглядами на будущее страны и ее политическое устройство. И вряд ли в ближайшее время они между собой договорятся.

Что касается Грузии, ей еще тяжелее... В отличие от Украины, там нет и никогда не было сильной экономики. В стране — коллосальная проблема занятости населения, намного ниже уровень жизни при полной, на мой взгляд, неадекватности действий грузинского руководства как во внутренней, так и во внешней политике. Последние события, связанные с выдвижением оппозиции и разгоном демонстрантов с использованием, как я предполагаю, нервно-паралитического газа, показывает, что кризис политических отношений Грузии достаточно глубок. На сегодняшний момент всем кажется, что Михаил Саакашвили в очередной раз перехитрил оппозицию, предложив досрочные выборы президента, которые должны состояться 5 января 2008 года. Естественно, власть будет использовать все ресурсы, чтобы любыми правдами и неправдами президент остался у власти. И, возможно, им это даже удастся. Но это не решит проблем грузинского народа и грузинской экономики, не удовлетворит активную грузинскую оппозицию. Это значит, что на протяжении ряда лет в Грузии будет длиться и политический, и экономический кризис. К сожалению, от этого, в первую очередь, будут страдать обычные люди.

- Как вы прокомментируете недавнее обращение представителей ряда политических сил Украины к президенту страны, Верховной раде и Кабинету министров с требованием подать иск в Международный европейский суд и потребовать от России возмещении ущерба Украине и ее гражданам, «ставшим жертвами спланированного и проведенного сталинским режимом голодомора и геноцида в 1932-1933 гг.»?

– Никакого геноцида в отношении украинского народа в Советском Союзе не было. От голода и террора погибали не только украинцы, но и весь советский народ. И граждане Украины, которые ранее проживали в СССР, и их родители и предки ответственны за то, что происходило в Советском Союзе в равной степени, как и все остальные. С таким же успехом представители чеченского народа могли бы подать иск на граждан Украины за депортацию, потому что тогда Украина за них не вступилась и не помогла. Все мы вместе тогда составляли, как было записано в Конституции, новую общность людей — советский народ. И желание переложить часть своей ответственности за процессы, происходившие 70 лет назад, некорректно. Это — политический пиар.

Более того, большая часть современной Украины — ничто иное, как Россия. Если мы вспомним историю, то узнаем, что независимая республика Украина представляла собой небольшой западный территориальный кусочек нынешней Украины — Львовскую область — и некоторые земли вокруг. Страна в таких границах была образована в 1918 году. После чего решением правительства советской России была создана Украинская Советская Социалистическая республика. И административно был отрезан кусок России для того, чтобы эту республику создать. И только уже в период Второй мировой войны эти два территориальных образования были объединены. В 1950-е годы к ним добавился Крым, и получилась нынешняя республика Украина. Поэтому переложить ответственность на всю остальную страну, сняв ее с себя, не удастся. Украинцы, как и основная часть остальных советских граждан, тоже молчали, доносили на соседей, принимали участие в расстрелах и несли службу по охране заключенных в местах лишения свободы.

- К новому году традиционно меняются цены на газ. Как вы считаете, как будут проходить переговоры с Украиной? Не перейдет ли этот экономический вопрос вновь в политическую плоскость?

– А как же? Иначе теряется смысл жизни для украинских политиков. Договорится ли Россия с Украиной? Конечно, потому что у России тоже есть свои экономические интересы на Украине. У Украины тоже нет шансов не договориться с Россией, потому что в украинской экономике Россию не в состоянии заменить никто — ни ЕС, ни США. И если украинские политики рассчитывают, что в той или иной степени антироссийская позиция поможет им вступить в ЕС, то они заблуждаются. Во-первых, у ЕС есть свои отношения с Россией, они непросты, но они не нацелены на развитие и сохранение конфликта по любым вопросам. Во-вторых, мне кажется, Украина никогда не дождется вступления в ЕС, потому что пока первая на очереди Турция, и Европа совершенно не мечтает, по моему мнению, увидеть Турцию членом ЕС. Европе уже хватает проблем с теми странами, которых приняли. За этот год Брюссель разве что не заплакал от Польши и постепенно начинает «радоваться» принятию прибалтийских стран.

Поэтому Украине предстоит очень долгая и длинная дорога назад, к России. У Украины нет вариантов, потому что она может быть равноправным партнером именно в отношениях с Россией, а в Европе она — второй сорт. Если у Украины есть желание быть вторым сортом или попытаться им стать — пожалуйста! Можно потратить на это несколько десятилетий. Россия подождет. Мы развиваемся, у нас дел хватает и внутри страны. Наша главная задача — обеспечить безопасность по периметру, защиту внешних границ и безопасность внутри страны.

- Каковы перспективы прикаспийского трубопровода? Туркменистан в последнее время пытается все больше ориентироваться на США.

– Я так понимаю, что имеется в виду трубопровод «Баку-Джейхан». На мой взгляд, это не слишком эффективный с экономической точки зрения проект, который, в первую очередь, заключает в себе политические цели. Что касается поведения Туркмении, оно меняется, и вообще говорить о Туркмении сейчас непросто, потому что это, пожалуй, одна из наиболее закрытых стран постсоветского пространства. Этому способствовала изоляция, сформировавшаяся в период руководства президента Ниязова. На сегодняшний день Туркмения постепенно становится более открытой. Президент Бердымухаммедов начал менять, в том числе, и внешнюю политику. Вполне естественно, что Ашхабад пытается выстраивать отношения на всех направлениях. Не думаю, что мы должны торопить туркменское руководство с принятием различных внешнеполитических решений, оказывать давление — тем более, что многие политики в Туркмении понимают и воспринимают Россию как стратегического партнера. Естественно, США заинтересованы в развитии более тесных отношений с Туркменией, поскольку она обладает приличными запасами газа.

Идея транспортировки этого газа, впрочем, как и казахской нефти, через Каспийское море по прикаспийскому трубопроводу на внешние рынки существует. Но на это уйдет еще много лет, и пока непонятна экономическая эффективность этого проекта. Хотя для Туркмении это — диверсификация поставок, и это ей тоже может оказаться выгодно. Для России расширение транспортных потоков тоже может быть интересно.

Беседовала Наталия Личкова
Источник: "РОСБАЛТ"

 Тематики 
  1. СНГ   (167)