Главная   Фонд   Концепция   Тексты Д.Андреева   Биография   Работы   Вопросы   Религия   Общество   Политика   Темы   Библиотека   Музыка   Видео   Живопись   Фото   Ссылки  

Алексей Валерьевич Кольцов

Предисловие к «Розе Мира»



Размещение в сети: http://rodon.org/koltsov/pkrm.htm
Дата написания: 2010;  файла: 01.02.2011


«Роза Мира» Даниил Леонидовича Андреева (1906-1959) – это такая особенная книга, внимательное и вдумчивое прочтение которой можно определить как существенную необходимость в наше время для всякого человека, всерьёз интересующегося религиозно-философской тематикой. В противном случае за бортом представлений такого человека неизбежно оказывается множество историософских, метафизических, этических идей и представлений, с которыми вне рамок концепции Даниила Андреева ознакомиться просто невозможно, ибо они никем до него не высказывались. По большому счёту, эти идеи высказаны быть и не могли, поскольку автор «Розы Мира», опираясь на свой духовидческий опыт метаисторического и трансфизического познания, пересматривает некоторые из исходных, как бы аксиоматических, предположений выработанных прошлым религиозным опытом, но представляющихся ошибочными в силу несоответствия нравственным и/или логико-эмпирическим критериям. Другие религиозные мыслители и философы, собственным подобным опытом не обладавшие, волей-неволей вынуждены были в основном следовать традиционным системам представлений, и могли лишь дополнять их подробностями, пытаться расширять их в новые измерения, корректировать в них отдельные частности.

Обратимся сразу к главному. Даниил Андреев прямо отрицает идею т.н. «всемогущества» Бога (точнее, всевластия, не только актуального всевластия, которое могло бы быть обусловлено постоянным самоограничением, но и потенциального всевластия). Основание к тому – этические соображения, исключающие мысль о творении Богом духовных монад, как зависимых и несамодостаточных, которым Богом при творении не были бы переданы те же, никак специально не ограниченные в потенциале творческие возможности, которыми обладает Он сам. Мироздание, в котором наша трёхмерная физическая Вселенная лишь небольшая часть, лишь один из многих разноматериальных слоёв, не сотворено в завершённом виде одномоментно (или в течении нескольких библейских дней) когда-то в древности монопольно Богом, но созидается постоянно творчеством всех светлых монад, свободно сотворящих высшему божественному замыслу, исходящему от Логоса Вселенной. И если в этом мироздании трагически выявился некий изъян в природе монад, не исключивший для части из них свободного склонения воли к злу при определённых обстоятельствах (далеко не сразу создавшихся, и выходивших за логические рамки возможностей предведения будущего Богом), то хотя и появляется возможность исключить возможность отпадения для новых и новых творимых Богом монад, но нет чудесных способов мгновенно изолировать богоотступнические силы от остального мира вопреки их собственной воле и действиям.

Демоническому началу и его воздействию на мироздание и мировые законы (примеры тому – законы взаимопожирания и борьбы за существование в живой природе) богосотворческие силы, созидающие материальные миры, их законы и формы жизни в них, вынуждены противостоять в длительнейшей, по нашим меркам, и приобретающей множество форм борьбе. Борьба с богоотступническими силами не охватывает всё мироздание целиком, но наш мир, к сожалению, захватывает.

Такова вкратце метафизическая основа системы Даниила Андреева, позволяющая ему успешно и убедительно решить вопрос теодицеи – ту самую краеугольную проблему, которая в рамках традиционных представлений почти всех теистических религий никакому разумному решению, как известно, не поддаётся.

Столпом системы Даниила Андреева в области историософии, или, точнее – метаистории, выступает вполне очевидное при достаточном знакомстве с библеистикой, но никем прежде него глубоко не проработанная мысль о недовершённости и трагической прерванности миссии Иисуса Христа на земле, о том, что целью первого Его пришествия была не смерть, но преображение человечества – духовное, нравственное и, наконец, изменение самой физической природы человека и всей биологической жизни. Это и было бы то самое Царство Бога (в арамейском языке, где слово Бог прямо упоминать было не принято – Царство Небес) на земле, о приближении которого Христос говорит в Евангелии. Такой подход объясняет очень и очень многое, начиная с вопроса о том, почему мессианские ожидания иудеев первого века н.э. не допускали предположения о казни мессии, ждали «избавления» (хотя и понимаемого чаще всего искажённо, в контексте ожиданий военной победы над Римом, когда мессия мыслился как типичный царь и военный вождь), но не ждали никакого «искупления кровью» со стороны Мессии. Действительно, что «избавление», что «искупление» – одно и то же греческое слово. В Евангелии от Луки даже есть место (Лк 21:28), где от лица Христа это слово употребляется в традиционном значении и относится <i>ко времени второго пришествия</i>, тогда как в посланиях Павла то же самое греческое слово приобретает в высшей степени нетрадиционный для иудаизма смысл и связывается с казнью Христа. Подход Даниила Андреева позволяет понять почему первого пришествия Христа недостаточно, и почему ради того же преображения человечества возникает необходимость во втором, уже совсем другого рода, пришествии, отдалённом, однако, из-за непредсказуемости хода противоборства с богоотступническими силами, на заранее непредсказуемое для противоборствующих сил время.

Уже по двум приведённым примерам видно, что подход Даниила Андреева подразумевает определённую долю критического восприятия в отношении ряда утверждений в священных писаниях и, главное, в отношении исторически сложившейся вероучительной догматики. При том, что собственно полемики у Даниила Андреева с теми или иными идеями богословия конфессий исторического христианства почти нет, а к традиционной религиозной практике он, человек, с детства любивший храмы и богослужения, относился с совершенно неподдельным уважением, эта подразумеваемая критичность не может не стать камнем преткновения для людей, верующих ортодоксально.

К сожалению, опыт показывает, что нельзя сказать новое слово и не вызвать ничьих возражений. Гораздо более важен другой вопрос: а действительно ли Даниил Андреев прав? Разве не существует в наше время множества людей, претендующих на некий визионерский опыт? Разве не было теософии и антропософии? Чем Даниил Андреев от них отличается?

На самом деле отличается он очень многим. Прежде всего, Даниил Андреев совершенно чужд так называемой «эзотерике» (в современном понимании этого слова), то есть множеству вульгарных псевдорелигиозных учений, утверждающих существование неких тайных древних знаний и практикующих произвольное, вполне безграмотное с точки зрения религиоведческой и источниковедческой науки, перетолкование священных текстов различных религиозных учений прошлого.

Даниил Андреев полностью игнорирует астрологию и все прочие подобные «науки»; в его системе им просто нет места.

«Роза Мира» состоятельна как целостная система, призванная отражать объективную реальность, и, как показал опыт полемики, в высшей степени устойчива к критике. Она объективно сложна и непроста по структуре понятий и их взаимосвязей, но при всей этой сложности обладает исключительным, даже беспрецедентным уровнем непротиворечивости. И хотя известно, что при желании близко к непротиворечивости можно перетолковать можно даже очень сомнительные тексты, «Роза Мира» не влечёт необходимости заниматься словесной и понятийной эквилибристикой ради оправдания своего содержания. Ещё важнее внутренней непротиворечивости то, что сказанное Даниилом Андреевым не только не вступает в противоречие с эмпирической действительностью, и, в частности, с признанными в науке фактами, но множествами нитей связано с этой действительностью, объясняет её, и даже предсказывает некоторые научные открытия.

В частности, в поэме «Железная мистерия» (1950-1956) Даниил Андреев упоминает «интрапротонные силы» в связи с предполагаемыми возможными открытиями науки ближайшего будущего, хотя в 1956 году гипотеза кварков ещё не была выдвинута и протон считался элементарной частицей. В дошедшем до нас отрывке из утраченного художественного романа «Странники ночи» один из героев, астроном, размышляя о расширении физической вселенной (причиной этого расширения, согласно общей теории относительности, является не разлетание в пространстве от некоего «центра», а как бы растягивание самого пространства в каждой точке), приходит к мысли об удалении самых дальних от нас галактик со скоростью, превышающей скорость света и, вследствие этого – об их выпадении за горизонт доступных нам, согласно теории относительности, координат. На эту тему на рубеже XXI века написано немало статей, но вряд она могла освещаться в литературе 1940-х или начала 1950 годов, когда ещё даже не наблюдались по-настоящему далёкие, отстоящие от нас на миллиарды световых лет объекты – квазары.

Новые археологические открытия достаточно убедительно, за пределами возможности случайных совпадений, подтверждают некоторые утверждения Даниила Андреева, относившиеся к существовавшим в прошлом культурам и неизвестные науке его времени. Это касается Хараппской цивилизации, открытие которой археологами состоялось ещё в 1920-х годах, и другой, ещё более древней, совершенно неизвестной археологам во время жизни Даниила Андреева культуры, с которой связываются обнаруженные индийскими археологами в 2002 году руины городов на дне океана с датировкой 7 с половиной тысяч лет до н.э.

Сердце и основа «Розы Мира» – безупречное следование её автора нравственным идеалам, принципам высокой этики. В этом отношении Роза Мира куда как последовательнее любого религиозного и философского учения прошлого. Бог и богосотворческие силы в описании Даниила Андреева – это действительно силы добра, по сути своей, а не по названию. От них не исходят болезни, страдание, смерть, возмездие, им чужда жажда власти и стремление к тотальному контролю над миром (всемогуществу, всевластию). Злу они противостоят бескомпромиссно и в полную силу. Деятельность противобожеских сил, их борьба с провиденциальным началом – вот истинная причина человеческих страданий, как посю- так и потусторонних, причина искажённости мировых законов и хода становления жизни на земле, причина растянутости сроков эволюции форм жизни, причина трагедии животного царства, так и не сумевшего подняться на ступень разумности. Зло, злая воля, присутствующая у части живых существ, ни в коей мере не является «диалектической» или какой-иной необходимостью", и не может быть оправдываться.

«Роза Мира» не просто декларирует сил борьбу добра и зла в нашем мире, но и описывает каким именно образом эта борьба отражалась в человеческой истории. Метаисторический метод Даниила Андреева претендует, ни много, ни мало, на объяснение смысла всей глобальной человеческой истории, как политической, так и культурной, которое излагается автором в тесной связи с множеством конкретных исторических фактов. Сам Даниил Андреев знал историю настолько хорошо, что почти безошибочно оперировал историческими данными, когда создавал текст «Розы Мира» в условиях тюремного заключения и не имел доступа к необходимой литературе. Он подчёркивал, что метаисторический метод познания закрыт для человека, не обладающего неким запасом положительных исторических сведений. И поскольку сколько-нибудь полное и точное знание собственной истории человечеству вплоть до 18-19 веков доступно не было, то можно понять, почему появление автора, подобного Даниилу Андрееву, и книги, подобной «Розе Мира», ранее не было возможным.

Модный в наше время монистический и «холистический» взгляд на мироздание, перекликающийся с популярной «эзотерикой», принципиально не способен дать осмысленный ответ не только на вопрос теодицеи, но и, как правило, вообще ничего в мире и в истории человечества объяснять не в состоянии, и ограничивается проведением неких мнимых параллелей с квантовой физикой, волновыми функциями или с чем-то подобным. С другой стороны, дуалистическое объяснение мировой реальности через призму идей борьбы добра и зла тоже не даётся так просто, и подобная попытка может натолкнуться на ряд подводных камней, дискредитируя сам подход. Очень легко, аксиоматически обозначив что-либо, какой-то священный текст или учение, как «добро», начать рассматривать как «зло» всё противоречащее и противостоящее, утрачивая попутно всякую связь с этическими критериями. С другой стороны, следование этическим максимам без учёта обстоятельств, логики событий и будущих последствий, далеко не всегда ведёт к минимизации зла в мире. Дело в том, что зачастую нет возможности противостоять злу совершенно безупречными методами и возникает неизбежная необходимость выбирать наименьшее зло.

Этический дуализм Даниила Андреева, выраженный на страницах «Розы Мира», не приводит к наивным и неправдоподобным конструкциям. Метаистория всегда прямо затрагивает мировые политические процессы, но, скажем, противостояние двух государств почти никогда не может рассматриваться как борьба безусловно злой силы с безусловно доброй. Всякая великодержавная государственность, какой бы идеологией она ни прикрывалась, несёт в себе тёмное начало; природу этого начала Даниил Андреев подробно поясняет. В таких условиях возможна как борьба одного зла с другим, так и борьба большего зла с меньшим.

К большому всеобщему сожалению, ни одну из великих человеческих религий также нельзя назвать чистым и безупречным сосудом добра и света. Всякая влиятельная религия, неизбежно становится полем противостояния, и чтобы зло ни в один из моментов этой борьбы не могло бы возобладать, учение должно быть изначально этически безупречным; но такого в человеческой истории никогда не было. Несмотря на это, основы всех человеческих великих религий заложены Провиденциальными силами, а не демоническими. И если, например, в католицизме средних веков и начала нового времени набрали силу инфернально окрашенные явления, связанные с инквизицией, преследованиями, пытками и казнями еретиков и «ведьм», то этот тёмный период всё же не отменяет общей провиденциальной направленности христианства вообще, и католицизма, как самой значительной ветви христианства – в частности.

Тем не менее, проявления добра в чистой и безупречной форме всё-таки можно обнаружить в истории человечества. В первую очередь, это деятельность светлых вестников миров горних в человеческой культуре: писателей, художников, композиторов, философов. Даниил Андреев отмечает, что помимо светлых вестников встречаются в культуре, и, особенно, в философии, и вестники тёмные.

Как было сказано чуть выше, великие мировые религии в «Розе Мира» рассматриваются как провиденциальные и в целом принесшие человечеству благо. При этом, однако, их поступательное развитие оценивается как в основном завершившееся. У них уже не осталось потенциала новых идей, способных вдохновить человеческие множества – особенно в условиях новой эпохи научно-технического прогресса, многократно расширившего представления о мире и выявившего существенную несовместимость этих представлений с постулатами практически всех старинных религий. Отсюда становится понятным центральное практическое положение книги Даниила Андреева, к которому автор подступает с первых же её страниц (возможно, волей-неволей создавая этим определённый барьер для восприятия). Новый светлый духовно-религиозный подъём человечества мог бы стать реальностью на основе идей, которые книга «Роза Мира» призвана донести до людей. В идеале, Роза Мира – это всечеловеческая Церковь-братство, стремящаяся объединить вокруг себя традиционные религии.

Зарождение и осуществление Розы Мира в человечестве по самой логике метаистории Даниила Андреева, не могло бы быть обусловлено только лишь написанием книги «Роза Мира». В первую очередь необходимо возникновение в одной из стран, способных на проведение самостоятельной политики и выработку собственной идеологии, внутренних политических условий, при которых духовно-религиозное возрождение стало бы реальным. Даниил Андреев упоминает о разных возможностях в будущем, но в первую очередь он рассматривает благоприятные будущие возможности в России, освободившейся от власти Сталина и преодолевающей сталинское наследие. Анализируя ход советской истории, нетрудно заметить, что соответствующий ход событий был прерван отстранением от власти Н.С.Хрущёва в 1964 году, и приходом к власти Л.И.Брежнева с сопутствующим сворачиванием реформ в направлении демократизации советской системы. Вторая возможность была связана с реформами М.С.Горбачёва, начавшимися в 1985 году, но и здесь, как легко видеть, провиденциальный замысел потерпел неудачу в 1991 году в связи с внутренней борьбой за власть в России, с зарождением примерно с 1987 года внутри страны альтернативной государственности с новой «демократической» идеологией. Здесь невозможно вдаваться в подробный разбор исторических событий последней трети XX века в их связи с метаисторией, и мы просто упоминаем обо всём этом ради того, чтобы очевидный факт неосуществлённости и по сей день Розы Мира в человечестве мог бы быть воспринят в соответствии с внутренней логикой концепции Даниила Андреева.

Объём наследия Даниила Андреева, измеренный в печатных страницах, невелик (все его произведения умещаются в четыре тома) и совершенно несопоставим, например, с объёмом рукописных трудов его современника Н.А. Бердяева. Однако, идейный объём текстов Даниила Андреева, количество новых, требующих осмысления идей и представлений, превосходит любые ожидания, основанные на опыте знакомства с литературой, касающейся религиозной и метафизической тематики. Даже поэтические произведения Даниила Андреева – совсем не то, что принято ожидать от поэзии; почти все его стихи несут доносят до читателя не только образы и чувства, но и совершенно конкретные, ясно очерченные идеи и представления, основная часть которых прозой излагается и в «Розе Мира». Но как стихи Даниила Андреева несут заряд содержания, превышающий то, что можно ожидать от стихотворной формы, так и, обратно, в «Розе Мира» автор местами переходит на язык метафор и поэтических образов, главным образом когда дело доходит до труднейшей задачи описания иных слоёв бытия сколько-нибудь доступным нам способом.

Как всякое всеобъемлющее учение, стремящееся раскрыть главные, центральные вопросы бытия, Роза Мира очень многого требует от человека, готового отнестись к ней всерьёз. В частности, из её содержания прямо вытекает негативная оценка глобальных процессов и тенденций последних десятилетий в области политики, культуры, общественной морали. Человек, которого вполне устраивает современная западная цивилизация и жизнь в атмосфере новых трансформирующихся «ценностей», всё дальше и дальше отдаляющихся от ценностей традиционных, и, вместе с тем, от всякой светлой духовности в культуре, идеями «Розы Мира» проникнуться едва ли будет в состоянии. Во всяком случае, для этого потребуется многое в себе изменить.

В завершение, несколько слов о жизни и судьбе автора «Розы Мира». Даниил Андреев был сыном широко известного в ту пору в России писателя Леонида Андреева. Обстоятельства его рождения в 1906 году в Берлине были трагическими: от послеродовой болезни его мать вскоре скончалась. Для отца это было большой трагедией. Сына он после этого видеть не мог, и, по сути, оставил его в Берлине на произвол судьбы. Спасла ребёнка старшая сестра матери, которая приехала за ним в Берлин и увезла в Москву. Там Даниил Андреев рос и воспитывался в семье родственников матери. С детства ему была свойственна религиозность и вера в Бога. После Революции Даниил Андреев, в отличие от своего старшего брата Вадима, остался жить в Советском Союзе. Всё его становление как мыслителя и поэта происходило в условиях сталинской политической системы, максимально для подобных исканий неблагоприятной. Никаких шансов печататься и каким-то образом зарабатывать на жизнь творчеством у него не было, и сам он прекрасно это осознавал. Тем более, подобных возможностей не прибавилось после заключения в тюрьму в 1947 году по обвинению в подготовке покушения на Сталина, не опиравшемуся ни на что, кроме содержания художественного романа Даниила Андреева «Странники ночи», где среди многих других идей и образов, описывались подобные замыслы со стороны некоторой группы людей (автором не разделявшиеся). Жертвами репрессий, помимо Даниила Андреева, стала его жена Алла, вместе с которой они успели прожить лишь два года после демобилизации Даниила Андреева с войны, а также круг людей, которым Даниил Андреев читал отрывки из своего романа. Роман «Странники ночи» официально был приговорён к уничтожению и содержание этого произведения, которое могло бы стать заметным явлением русской литературы, утрачено для нас.

Большую часть своих стихотворных произведений, а также главный труд жизни – «Розу Мира» – Даниил Андреев создаёт уже в заключении, в тайне от тюремного начальства. После выхода из тюрьмы он был уже неизлечимо болен и прожил лишь два года. Этого времени хватило, чтобы привести текст «Розы Мира» к окончательной машинописной редакции. Однако опубликована «Роза Мира» была лишь в 1991 году, более чем на 30 лет позднее. Попытка Аллы Андреевой сделать это, передав в 1962 году рукописи его произведений на Запад, брату Даниила Андреева Вадиму, оказалась безуспешной. Из переданного не было напечатано ни строчки, а рукописи осели в архиве английского города Лидс. Скорее всего, причина в том, что содержание «Розы Мира» и выводы из неё резко расходились с политическими и религиозными убеждениями Вадима Андреева. Никаких внятных разъяснений на этот счёт Алла Андреева так и не получила.

Даниил Андреев не мог надеяться извлечь из своих произведений и самоотверженного труда ни богатства, ни славы. Его нравственный облик описывается в воспоминаниях людей, знакомых с ним ближе к концу его жизни, как исключительно высокий. Эти обстоятельства повышают степень доверия к нему как к автору «Розы Мира» – книги, суть которой подразумевает высочайшую степень ответственности её автора за содержание.



Главная   Фонд   Концепция   Тексты Д.Андреева   Биография   Работы   Вопросы   Религия   Общество   Политика   Темы   Библиотека   Музыка   Видео   Живопись   Фото   Ссылки